Церковные свечи красные купить где купить красные церковные восковые свечи.  |  Агентство недвижимости Киев арендв квартир

Михаил АНТОНОВ

                МОБИЛИЗАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА - БУДУЩЕЕ РОССИИ?

Российские СМИ по сути прошли мимо сообщений о том, что в окружении сенатора Сергея Пугачёва разрабатывается программа «экономической мобилизации», которую предполагается представить на рассмотрение президента. Лишь кое-кто из аналитиков попугал общественность угрозой свёртывания демократических свобод и установлением у нас полицейского государства. А между тем появление этой программы весьма знаменательно. Она предусматривает, в частности, такие меры по усилению государственного управления экономикой:

- восстановление монополии государства на экспорт и импорт важнейших товаров, что лишит олигархов их экономической мощи;

- осуществление расчётов по внешнеторговым операциям через уполномоченные банки – во избежание незаконной утечки капитала из страны;

- введение государственного заказа для предприятий, с расчётом по государственным же ценам;

- контроль за туристическими поездками за границу и связанными с этим расходами валюты;

- повышение воспитательной роли СМИ и запрет приобретения их крупным бизнесом.

      Ясно: такие меры предлагаются не от хорошей жизни, а потому, что экономика России сейчас не только не развивается, но становится всё более отсталой из-за проводившихся в последние 12 лет либеральных реформ (хотя сами либералы считают: все беды – оттого, что им не дали довести реформы до конца). Не удивительно, что разработчики программы выдвигают лозунг: хватит играть в демократию и рынок!

        Действительно ли перечисленные выше меры означали бы превращение России в полицейское государство? Либералы непременно увидят в них повторение опыта фашистской Италии и нацистской Германии, которые благодаря программам «мобилизационной экономики» сумели за 5 – 6 лет преодолеть разруху и создать мощную экономику, обеспечившую этим странам возможность вести длительную войну против сильнейших государств мира.

Не стану оперировать этими примерами, непопулярными по понятным причинам в глазах многих наших соотечественников. Сошлюсь на опыт страны, которая для российских либералов что свет в окошке, образец рыночной экономики и демократии, - США.

      В 1929 году в США разразился кризис, получивший впоследствии название Великой депрессии. Причиной его стал перегрев фондового рынка – явление обычное для рыночной экономики. Более глубокая причина кризиса заключалась в том, что пять процентов населения владели третью всех личных доходов страны. Американский народ испытал тогда такие несчастья, каких он не знал со времён гражданской войны. Ко времени пика кризиса объём производства упал более чем вдвое, большинство предприятий простаивало, армия безработных выросла до 17 миллионов человек, то есть до трети трудоспособного населения. Продукция фермерских хозяйств обесценилась, и фермеры вынуждены были уничтожать её, чтобы поддержать цены на приемлемом уровне. Сбережения населения испарились в тысячах обанкротившихся банков. Кризис подрывал не только экономику страны, но и основы национального характера американцев: нация энергичных трудоголиков, верящих в своё будущее, превращалась в серую безликую толпу. США оказались накануне мощнейшего социального взрыва.

Президент Герберт Гувер, придерживавшийся либеральных воззрений, успокаивал народ, обещая скорый возврат страны к процветанию, путь к которому он видел в более последовательном проведении либеральной политики – в сокращении государственных расходов и инфляции, обеспечении бездефицитности бюджета и пр. (набор этих мер нам хорошо знаком по собственному опыту). Но каждый новый шаг в этом направлении лишь усугублял разруху.

       В итоге президентские выборы выиграл Франклин Рузвельт, предложивший поставить в центр забот не макроэкономические показатели, а интересы рядового американца. Так называемый «Новый курс» Рузвельта

предусматривал, в частности:

- перестройку банковской системы с опорой на крупные банки;

- выпуск денежных знаков в количестве, достаточном, чтобы сбить ажиотаж;

- установление государственного контроля над рынком ценных бумаг, ограничивающего возможности обогащения финансовых спекулянтов за счёт мелких акционеров;

- запрет вывоза из США золота и серебра;

- введение уголовного наказания за невыполнение распоряжений новой администрации (до 10 тысяч долларов штрафа и 10 лет тюрьмы);

- принятие Закона о реконструкции сельского хозяйства, практически уничтожившего 600 тысяч мелких ферм и оставившего на плаву крупные конкурентоспособные компании, по размерам обрабатываемой земли примерно соответствовавшие советским колхозам;

- объединение оставшихся без имущества и работы мелких фермеров в коллективные хозяйства на неосвоенных землях;

- разработка плана комплексного экономического освоения долины реки Теннеси, предусматривающего  не только строительство плотин и гидроэлектростанций, но и мелиорацию земель и лесопосадки (своего рода региональный «план ГОЭЛРО»);

-         создание Корпуса гражданской консервации (аналога трудовых армий из планов Троцкого), где переполнившая города не работавшая и не учившаяся молодёжь, которая могла послужить базой для революционного или криминального взрыва, нашла применение своим силам в трудовых лагерях и на лесопосадках под руководством армейских офицеров;

-         развёртывание общественных работ, в особенности по строительству автомобильных дорог, спасшее от голода миллионы безработных;

-         предоставление кредитов владельцам домов, что спасло их от банкротства.

Когда Япония напала на США, американская экономика оказалась совсем не готовой к войне. Рузвельт создаёт Совет военного производства, для контроля над всей экономикой. Вводится запрет на производство автомобилей и другой гражданской продукции - заводы переключаются на военное производство (даже фабрики игрушек выпускают снаряды). Шёлк – только на парашюты. Вводится рационирование потребления продуктов питания и контроль над ценами, чтобы богачи не могли скупить дефицитные товары. Строятся огромные заводы и из американской глубинки в города перемещаются 15 миллионов работников. Так возникла уже другая Америка – индустриальный гигант, первая держава мира.

       Как видим, для выхода из кризиса Рузвельт пошёл намного дальше, чем соратники сенатора Пугачёва. И теперь мы можем утверждать, что перед Россией в ближайшее время открыты лишь следующие три пути:

      Первый – продолжение нынешнего непоследовательно-либерального курса, что закончится полной деградацией страны и её сходом с исторической арены.

      Второй – переход к радикальным либеральным реформам (полной оплате всем населением жилищно-коммунальных услуг, свободная купля-продажа земли и пр.), что вызовет социальный взрыв, который неминуемо сметёт либералов, но, к сожалению, больно отразится и на судьбах России.

       Наконец, третий – построение мобилизационной экономики, которая должна обеспечить не только более высокие темпы роста ВВП, но и прорыв России в постиндустриальное общество.

      Объективно мыслящему читателю предлагается самому выбрать тот вариант, который обеспечит России достойную судьбу в ХХI веке.