труба сварная - новостной сайт.  |  ЖК Лесобережный незаурядный

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В книге "Капитализму в России не бывать!", как это видно уже из её заглавия, было показано, что, сколько бы либералы ни насаждали в нашей стране капиталистические принципы и институты, капитализм в ней утвердиться не может. Мечты новой русской буржуазии о восстановлении у нас капиталистического строя беспочвенны. Власть либералов висит на волоске и вот-вот кончится.

В данной работе "От лжекапитализма - к тоталитаризму!" рассматривается самое главное явление мировой истории XX века, оставшееся вне поля зрения мировой общественной науки, - целая эпоха, связанная с образованием корпоративных и тоталитарных государств, по сути, на всех континентах планеты.

По цитировавшемуся выше прогнозу Владимира Пантина, в ближайшие годы произойдёт "укрепление тоталитарных и авторитарных режимов по всему миру (подчёркнуто мною. - М.А.)". Значит, тема моего исследования - корпоративные и тоталитарные (часто называемые авторитарными) государства - важна для истории не только ХХ, но и ХXI века. О том, что Россия идёт к корпоративному государству, говорит и бывший советник президента Путина по экономике Андрей Илларионов ("Московский комсомолец", 29.12.2005). Он уподобил 2004 год 1929-му, когда началась Четвёртая русская революция, и предупреждает, что Путин повёл страну по сталинскому пути.

Проведённый в настоящем исследовании анализ показал, что корпоративным и тоталитарным государствам были присущи некоторые общие черты, хотя и проявлявшиеся в различных странах в разной степени.

Наиболее характерными для корпоративных государств были следующие черты:

В связи с этим необходимо строгое различение понятий фашизм и гитлеровский национал-социализм.

Поэт и публицист Владимир Карпец даёт такое определение первому из этих понятий:

"Фашизм - не расизм и не антисемитизм, а корпоративно-социальный строй с объединённым представительством трудящихся и предпринимателей под руководством огосударствленной партии (собственно, такой строй существовал только в Италии)".

Можно бы добавить, что корпоративные государства вообще сложились только в моноэтнических странах. СССР, как многонациональное полутоталитарное государство, представляло собой уникальное явление мировой истории.

Согласитесь, что толкование, которое даёт фашизму Владимир Карпец, существенно отличается от привычного для нас в советское время:

"Фашизм (итал. fascismo, от fascio - пучок, связка, объединение), политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма и выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных кругов империалистической буржуазии. Фашизм у власти - открыто террористическая диктатура наиболее реакционных сил монополистического капитала. Важнейшие черты фашизма - применение крайних форм насилия против рабочего класса и всех трудящихся, воинствующий антикоммунизм, шовинизм, расизм, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, политическая (часто лжесоциалистическая) демагогия с целью создания массовой базы (главным образом за счёт мелкой буржуазии) для фашистских партий и организаций. Фашизм - политика империалистических захватов" ("Советский энциклопедический словарь". М., 1988).

Те, кто хотел бы проверить, насколько данное в словаре определение фашизма соответствует действительности, могут перечитать главу данной работы, посвящённую корпоративному государству в Италии.

Точно так же Владимир Карпец уточняет:

"Тоталитаризм означает единое и целостное мировоззрение..."

Надо было бы только добавить, что тоталитаризм - не только мировоззрение, но и общественный строй, при котором достигается единство всего народа на основе общего мировоззрения и ощущается причастность каждого гражданина к делам своего государства, как и забота этого государства о каждом человеке.

Сравним и это определение с тем, какое давалось в советском энциклопедическом словаре:

"Тоталитаризм (от позднелатинского totalis - весь, целый, полный) - одна из форм авторитарного буржуазного государства (тоталитарное государство), характеризующаяся его полным (тотальным) контролем над всеми сферами жизни общества. Также направление буржуазной политической мысли, оправдывающее этатизм, авторитаризм; с 20-х годов 20-го века стал официальной идеологией фашистской Германии и Италии. Вместе с тем понятие тоталитаризм употреблялось буржуазно-либеральными идеологами для критической оценки фашистской диктатуры. Начиная с периода холодной войны активно используется антикоммунистической пропагандой по отношению к социалистическим государствам, которые клеветнически отождествляются с “тоталитарными” режимами и и противопоставляются “демократическому”, “свободному” обществу”".

Определение советского строя как тоталитарного, которым нужно было бы гордиться, в словаре называется клеветническим - позиция, вполне объяснимая с позиций коммунистов, которые видели в общественном строе и идеологии полутоталитарных государств Европы в первую очередь антикоммунизм.

Корпоративные государства могут существовать долго - в Японии, например, оно сохраняется на протяжении многих веков. Корпоративные государства в Европе существовали десятилетия и пали в результате их поражения в войне или под давлением либеральных кругов в странах Запада. Если корпоративные государства и переходят в ряд "демократических", то всё же следы их социалистического прошлого оказываются несмываемыми. Перейдёт ли корпоративное государство в тоталитарное - это зависит не только от внешних обстоятельств, но и от типа человека данного общества. Но уж возврата от тоталитарного или корпоративного государства к государству капитализма свободной конкуренции в принципе быть не может.

После второй мировой войны либерализм попытался взять реванш и вытеснить корпоративный строй. В эту полосу в конце 80-х годов (при горбачёвщине) попал СССР (затем Россия). Либеральные реформы разрушили Великую Страну и отбросили Россию, как и другие бывшие союзные республики, на три столетия в прошлое.

Но эта полоса заканчивается как на Западе, так и в России.

Западная Европа только другим внушает необходимость следовать либеральным догмам, а сама уже превратилась в корпоративное супергосударство с плановой экономикой при сохранении (в большой степени формальном) частной собственности на средства производства. Если наиболее ярким примером корпоративного государства в довоенный период служила Италия, то сегодня им можно считать Швецию.

США под прикрытием лозунга о необходимости борьбы с международным терроризмом быстро идут к созданию авторитарного или даже тоталитарного государства, которое многие западные исследователи не без основания называют фашистским.

В России происходит почти не замечаемый патриотическими кругами процесс изживания остатков либералистского подхода и возрождения многих сторон советского образа жизни. Вскоре этот процесс примет лавинообразный характер, и эта лавина похоронит под собой последние остатки режима либералов.

А значит, Россия вернётся к своему исконному тоталитарному строю, но предварительно пройдёт через стадию корпоративного государства. Поскольку приватизированные предприятия во многих случаях не раз поменяли своих владельцев, простая их национализация и тем более конфискация может быть сопряжена с отрицательными последствиями. Поэтому возможно их формально оставить в частной собственности, но установить такой порядок, что работать они будут в соответствии с нуждами государства и по его планам.

Очевидно, что для выхода России из смертельного кризиса необходимо становление в ней мобилизационной экономики, а её невозможно построить без использования опыта корпоративных и тоталитарных государств.

И сегодня можно с уверенностью утверждать: Россия ближайшего будущего - это тоталитарная Россия, в которой каждый её гражданин причастен к судьбам государства и в то же время является объектом заботы государства. В противном случае России не будет вообще.

Когда-то замечательный русский мыслитель Владимир Одоевский высказал своё твёрдое убеждение: "XIX век будет принадлежать России!" Он оказался прав лишь частично: в области культуры Россия, безусловно, стала тогда мировым лидером, но в политическом и экономическом отношении при царизме не смогла преодолеть своего полуколониального статуса.

В XX веке СССР стал одним из двух мировых лидеров, завоевав ряд передовых позиций в технике, экономике и в социальной области. Однако в конце столетия, прежде всего, из-за отставания теории, отсутствии идеи, отвечавшей изменившимся условиям в стране и мире, не удержал своих позиций и распался.

Сегодня Россия имеет шанс стать мировым лидером ХXI века. Но будет ли он использован? Что для этого надо сделать? Каким должен быть путь к достижению этой цели? Чего нам для этого недостаёт?

Поэт Виктор Кочетков на последний вопрос ответил образно:

Чего ж не хватает,
чтоб выбраться вместе
нам, всем россиянам,
из этой трясины?
Верхам не хватает
достоинства чести.
Низам не хватает
достоинства силы.

Перевоспитывать наши верхи, особенно их либеральное крыло, видимо, бесполезно, но низы достоинство силы, надеюсь, обретут очень скоро.

Новая, народная, новосоветская власть, которая в ближайшее время установится в России, столкнётся с необходимостью выработки как общей идеологии, так и конкретной программы восстановления разрушенной либеральными "реформами" страны.

Как будет выглядеть, в моём представлении, эта идеология и эта программа конкретных мер, будет показано в третьей книге, которая печатается в журнале "Молодая гвардия".

Мне остаётся сделать несколько последних замечаний.

Каким бы глубоким и всесторонним ни было наше исследование, всегда останется открытым вопрос о границах человеческого познания. Замечательный русский экономист и мыслитель рубежа XIX - XX веков Ю.Г.Жуковский писал:

"Человек - существо не совершенное, а только ещё совершенствующееся, значит, и общество он может создать не совершенное, а подлежащее совершенствованию".

Напомню ещё раз слова другого русского мыслителя того же времени В.В.Розанова: "Миром правят не министры, а Бог". Да, судьбы народов решаются не только на земле. Как говорится, праведник предполагает, а Бог располагает.

То, что наши прогнозы на будущее вовсе не всегда сбываются, а если и сбываются, то подчас гораздо позднее или в ином виде, чем мы предполагали, не должно нас смущать. Вся мировая история может в какой-то мере служить иллюстрацией к известной формуле из комедии Грибоедова "Горе от ума": "Шёл в комнату, попал в другую".

Человек не Бог, и точно знать будущего не может, хотя и должен к этому стремиться. И стремиться не ради удовлетворения своей любознательности, а в силу своего высокого призвания. Человек призван быть соработником Бога в преобразовании этого мира в соответствии с замыслом Господа. А чтобы быть таким соработником Всевышнего, надо Его замысел постигать. Кому и насколько это удастся, зависит от воли Господа, но также и от усердия и устремлённости человека, от крепости веры и степени бескорыстия в поисках истины. Чем бескорыстнее поиски истины, тем больше удастся воплотить наши прогнозы в конкретные дела не в идеальном, а в реальном мире, в мире "падшего" человека.

Идеальное общество и государство, рай на Земле невозможны, всякая современность (как и прошлое, и, наверное, будущее) несовершенна. Каждая революция прошлого казалась преддверием общества счастья, а на деле оказывалась лишь очередным этапом общечеловеческой трагедии. Но людям надо стремиться к тому, чтобы достигнуть максимального приближения к строю правды и справедливости. Будем надеяться, что коллективными усилиями мы этого добьёмся.


ОГЛАВЛЕНИЕ