Оценка и скупка монет в Москве на сайте http://pokupkamonet.ru коллекционером.


№ от 07 дек 1996

"ВАРЯГ" или "БУРАН" ,

или

В чем сила будущей России

Ноябрь в идейном отношении оказался каким-то путаным месяцем. День 7 ноября для каждого, как бы он ни относился к Октябрьской революции, все же - событие всемирно-исторического значения, а он стал непонятным "никаким" государственным праздником, и лишь накануне президент указал считать его Днем согласия и примирения.

Однако ясно, что без общенационального праздника, по сути, нет и единого государства. И не потому ли не так давно с такой помпой были проведены торжества по случаю 300-летия русского флота?

Отчасти это, может быть, связано с "имиджем" Петра, созданным историками и романистами (в особенности А. Толстым): великий реформатор в их изображении превратился ни больше, ни меньше как в "создателя России". Он и Российскую империю создал, и "Табель о рангах" и армию, а вот теперь, оказывается, и флот. Все это, мягко говоря, не совсем так: российские цари (а так называли уже Ивана III и даже Дмитрия Донского!) были равновеликими византийским императорам-базилевсам, табель о рангах - от боярского сына до ближнего боярина - существовала и в Московском государстве, а регулярную армию с капитанами и майорами (и даже гусарами!) завел еще царь Михаил Федорович (да и генеральские звания были у нас еще до Петра). Просто многое называлось по-другому, но кто виноват, что мы, по словам Пушкина, "ленивы и нелюбопытны" и не можем увидеть сущность явления за иным названием?

И потому празднование того дня, когда Петр приказал завести флот, неизбежно несет на себе оттенок самоунижения: получается, что "и здесь мы козлы" - без Петра I даже захудалого кораблика не могли построить!

Остается лишь поражаться невежеству ученых академиков и славных адмиралов, насоветовавших руководству страны учредить этот праздник: ведь русские люди еще в XVII веке, до Петра, начали заселять побережье Северного Ледовитого океана, построили там города (Мангазея, о которой мне уже приходилось писать, известна с 1601 года, за 70 лет до рождения Петра), а ведь для этого нужны были не какие-то утлые челны, а настоящие корабли, способные плавать между льдами, в море, где часты штормы! Более того, голландский мореплаватель В. Баренц, совершивший в конце XVI века (!) три экспедиции в поисках Северного пути в Индию (во время последней он умер и похоронен на Новой Земле), всюду находил стоянки и поселения русских землепроходцев, у которых получал съестные припасы и сведения о землях, лежащих далеко к востоку. Если бы академики и адмиралы заглянули хотя бы в энциклопедический словарь (не говоря уж о "Кратком описании разных путешествий по северным морям...", составленном М. Ломоносовым), они бы знали, что холмогорец Федот Попов с казаком Семёном Дежнёвым еще в 1648 году открыли пролив, отделяющий Азию от Америки, много позднее "переоткрытый" В. Берингом и названный его именем. После всего этого просто стыдно называть ботик Петра I "дедушкой русского флота".

Не исключено, что "праздник года" был выбран и по модным ныне соображениям "согласия и примирения". Прозападным либералам Петр дорог как монарх, прорубивший "окно в Европу" и даровавший россиянам известное трехцветное полотнище, националисты же почитают в нем государственника, одержавшего Полтавскую победу. И все же идея праздника была надуманной, потому он и не получился, на что есть глубокие, геополитические причины,

В последние десятилетия мы настолько привыкли к казенным рапортам о всемерном, по всем параметрам, расширении наших Вооруженных сил, что большинство из нас не знает, какие дебаты о направлениях военного строительства шли в стране в 20-е годы. В частности, среди военных существовала довольно влиятельная группировка "континенталистов", которые с жаром доказывали своим оппонентам из "морского" лобби, что флот нашим Вооруженным силам как бы вообще не нужен: СССР - держава сухопутная, и военной опорой ему должна быть именно армия, а не флот. Не разделяя крайностей, допускавшихся этой группировкой, скажу, что и я придерживаюсь сходного мнения: Россия - держава континентальная, поэтому, прежде чем ратовать за флот, нужно разобраться в ее стратегических и геополитических потребностях. (По иронии судьбы, именно в год юбилея флота стало популярным выражение "Россия - это континент".)

Предвижу, какое негодование вызовут эти слова у многих читателей, ратующих за возрождение нашего фпота, особенно у военных моряков, настоящих или бывших. И это понятно: человек, посвятивший жизнь какой-то специальности, склонен смотреть на свое дело "в ведомственном разрезе". Но давайте разберемся в деле поглубже.

После нескольких побед выпестованного Петром I флота над шведами он на несколько десятилетий приходит а упадок - и не по причине, как принято считать, скудоумия преемников "отца Отечества", а потому, что в замыслах основателя Российской империи помимо ценного было и много просто монаршей блажи человека, очарованного маленькой Голландией и вознамерившегося из своей России сделать Голландию большую. Звездный час отечественного флота наступил при Екатерине II, проводившей изощренную и коварную политику вестернизации России, а внешнюю политику нацелившей на прорубание второго "окна в Европу" - через Константинополь. Вот где победа нашего флота над турецким стала легендой! Достаточно вспомнить славные победы адмирала Ф. Ушакова в морских сражениях у Керчи, Тендры и Калиакрии. В следующем же столетии нам сопутствовал успех лишь эпизодически: в 1827 году русские разгромили турецкий флот в Наваринском сражении, когда отличился будущий адмирал и командующий Черноморским флотом М. Лазарев, в 1853 году П. Нахимов разгромил турецкий флот у Синопа. Правда, впоследствии историк В. Ключевский язвительно скажет об этой эпопее так: "Ура! В Средиземном море нашелся флот слабее нашего!", и отчасти он был прав: больше впечатляющих побед на счету отечественного флота не было.

Во время войны с Наполеоном русские моряки больших успехов не имели. Неувядаемой славой покрыли они себя в Крымскую войну: имена адмиралов Нахимова, Корнилова, Истомина и матроса Кошки прочно вошли в нашу военную историю. Но... сражались они в основном на суше, ибо с началом военных действий Россия затопила свой Черноморский флот и начала героически оборонять Севастополь. Мы никогда (к счастью) не сталкивались на море с настоящей морской державой - Англией (хотя в 70-е годы XIX века такая возможность не исключалась, и даже началась постройка так называемого Добровольного флота). Зато через полвека после Крымской кампании мы столкнулись с другой, по-настоящему морской, державой, после чего в наш лексикон прочно вошло слово "Цусима" и была сложена песня про крейсер "Варяг", который победы не одержал, но не сдался и был затоплен своей командой. Настоящей героической страницей в этой войне стала оборона Порт-Артура, но это опять же сражения на суше, а не на море.

В первой мировой войне российский флот особенно активного участия не принимал, что дополнительно способствовало распространению революционных настроений среди праздных матросов. И после февраля 1917 года появился новый социальный тип - революционный матрос, краса и гордость революции, гроза контрреволюции, но все же не прославивший себя в морских сражениях. Более того, большевистское правительство после Брестского мира опять же постаралось затопить Черноморский флот.

Что же до второй мировой войны, то у нас было принято подчеркивать, что основные её сражения велись на советско-германском фронте. Но при этом забывали уточнить: сухопутные. Даже наибольший накал войны в воздухе, по-видимому, приходился на наших союзников - что же говорить о войне на море! Зажатый на Балтике и теснимый на Черном море Красный Флот мог осуществлять только тактические операции; один Северный (и в меньшей мере Тихоокеанский) выполнял стратегические задачи по проводке морских конвоев, но и его вклад уступал вкладу союзников. Много героизма проявили подводники, а особенно в памяти народа остались подвиги морских пехотинцев, самоотверженно защищавших прибрежные территории, - этих отважных воинов немцы прозвали "черной тучей". Но ведь и это не морские сражения!

Этим я не хочу сказать, что флот нам не нужен, а тем более - опорочить моряков. Но, рассуждая о путях нашего военного строительства, мы должны трезво учитывать свои возможности и наш менталитет, чтобы не потратить усилия впустую. Да, современный флот - это атрибут великой державы, но вот Чехия, например, не имеет выхода к морю и соответственно флота, и ничего! Да и из второй мировой войны единственная держава - США - вышла с большим флотом, чем тот, с которым она в нее вступила. Даже Великобритания не смогла восполнить понесенные потери строительством новых кораблей. Вот США и показали себя настоящей морской державой, а всем прочим участникам войны на море можно сказать: зачем ввязываться в морские сражения, не имея достаточного судостроительного потенциала? (А вот другой пример: один уральский завод выпустил пушек больше, чем вся нацистская Германия, что подтверждает боевую квалификацию русских людей на суше.)

Ударная сила наших сухопутных войск - воздушно-десантные войска, а американской армии - морская пехота. Наша же морская пехота - настолько диковинный для нас род войск, что даже нет училища, где готовили бы для нее офицеров, - их берут из курсантов-десантников. Надо полагать, что и в американской армии "воздушная пехота" вряд ли популярна. Основу стратегических ядерных сил США составляют атомные ракетоносцы, наших - шахтные баллистические ракеты (неслучайно США настойчиво добиваются ратификации Россией Договора СНВ-2, что даст им громадные преимущества в военной области). Короче, куда ни кинь - всюду выпячивается сугубо сухопутный "клин" наших Вооруженных сил. Сталин, увлекавшийся флотом, еще перед войной наметил грандиозную программу военно-морского строительства, но и у него не получилось стать "владыкой морей". Стоит ли нам во что бы то ни стапо к этому стремиться?

Посмотрим на карту. Балтийский и Черноморский флоты по сути потеряли свое значение. На Балтике остапись порты Кронштадт и Калининград; но даже если бы у нас были базы в Таллине или Риге, все равно война на Балтике - это не война в Мировом океане. Наращивать же флот в замкнутом Черном море, которое практически все простреливается из береговых орудий, с базой в Севастополе, которую у нас вот-вот оттяпает Украина, идея, вообще смахивающая на вредительскую. (Когда слышишь сетования, что вот-вот на Черном море появится флот НАТО, хочется сказать: хорошо бы он весь туда вошел - тогда при необходимости его можно будет уничтожить одним ударом.) Принятое недавно решение о создании "Северного стратегического пояса" означает, что теперь именно Северный флот станет основой наших Военно-морских сил, и это правильно, там - настоящий океан. Перспективен и Тихоокеанский флот - при условии, что основной его базой станет не полузапертый границами Владивосток, а Петропавловск-Камчатский, а это - грандиозная работа, которую можно выполнить лишь в русле новой волны освоения русскими Дальнего Востока.

Итак, я - за развитие Военно-морского флота: нам нужны и авианосцы, и атомные подводные лодки, но развиваться флот должен не в порядке каких-то отдающих гигантоманией кампаний, не в подражание другим великим морским державам, а в соответствии с потребностями нашей обороны - и без "больших скачков".

Но у проблемы нашего флота есть и еще более глубокий смысл. Кто-то из американцев так определил этапы мировой цивилизации: римляне покорили мир, потому что построили дороги; англичане - потому что построили морской флот; американцы - потому что создали мощную авиацию; русские - потому что покорили космос. Космос! Вот слово, которое выражает прорыв русского народа в борьбе за достойное место в мире! Проложив дорогу в космос и закрепившись там, мы сразу оказались настоящей сверхдержавой. Наше будущее - это прежде всего Военно-космический флот, Военно-космические силы. И привлекать все внимание нации к проблемам морского флота, сколь бы велика ни была его важность, - по меньшей мере недальновидно.

Напомню, что "год 300-летия российского флота" - это еще и год 35-летия первого полета человека в космос. А ведь у нас его практически не отметили! Почему? Не потому ли, что морской флот в наибольшей степени несет на себе "старые добрые" традиции императорской армии (даже замена флага началась с флота), а космическая индустрия - это чистое достижение Страны Советов (столь многим влиятельным силам так ненавистной), куда ни царя, ни "носителей русской традиционной культуры" не пришьешь ни с какого боку? Не знаю. Но уверен, что для нашего народа трагедия "Бурана", космического корабля, "зарезанного", чтобы хоть как-то продлить существование орбитальной станции "Мир", - морально гораздо более болезненный удар, чем нелады с Военно-морским флотом.

Именно в развитии космических коммуникаций - залог нашего будущего. И отмечать славные даты космической эры надо с не меньшим размахом, чем мы пытались отметить уже давно покрывшийся исторической пылью указ о "морских судах".