масло холодного отжима

Михаил АНТОНОВ. КАПИТАЛИЗМУ В РОССИИ НЕ БЫВАТЬ!

 

Глава 11. ВЛАДИМИР ПУТИН – ВИТЯЗЬ НА РАСПУТЬЕ

 

31 декабря 1999 года в 12 часов дня, в связи с досрочной отставкой президента Бориса Ельцина, премьер-министр РФ Владимир Владимирович Путин, в соответствии с Конституцией, приступил к исполнению обязанностей президента Российской Федерации. А в конце января 2000 года в Давосе собрался очередной Всемирный экономический форум, на котором Россия была представлена многочисленной делегацией, состоявшей в основном из членов ельцинской команды либеральных реформаторов. На своей пресс-конференции они готовились отвечать на возможные вопросы политиков и бизнесменов Запада. Но первый же вопрос американской журналистки Труби Рубин поверг их в смятение. Она спросила: «WHO IS MISTER PUTIN?». И в зале воцарилось красноречивое молчание. Российские делегаты не могли дать на этот вопрос никакого ответа, кроме формального: «Владимир Владимирович Путин – президент Российской Федерации».

Но то, что Путин – президент РФ, на Западе знали и без этой подсказки. Там интересуются тем, каковы взгляды Путина, какую он ставит перед собой главную цель и какую политику будет проводить. Ещё больше этот вопрос должен бы, по идее, интересовать граждан самой России. А на него члены делегации ответить не смогли. Почему?

 

«Who is mister Putin?»

 

А что могли сказать о Путине российские политики и экономисты, если он появился на политической арене внезапно не только для них, но и для самого себя? На заданный американской журналисткой вопрос  не могли тогда и не могут ответить до сих пор и политические деятели (как и вообще россияне, интересующиеся происходящим «в высших сферах») внутри страны, и зарубежные аналитики. «Загадке Путина» посвящены сотни публикаций, но и они мало что добавили к тому, что всем известно. А в тот момент стремительное восхождение ещё вчера мало кому известного чиновника средней руки до высшего поста в государстве вообще казалось политикам, в том числе, видимо, и большинству членов российской делегации в Давосе, следствием какого-то непонятного каприза выживавшего из ума Ельцина и напоминало истории восхождения временщиков былых времён.

Историк Рой Медведев в своей книге «Владимир Пути - действующий президент» (М. 2002) собрал целую коллекцию высказываний российских политиков и аналитиков по поводу назначения Путина премьером. Мэр Москвы Юрий Лужков назвал это событие «сплошным абсурдом власти», бывший первый вице-премьер Борис Немцов – «актом безумия», лидер коммунистов Геннадий Зюганов – «клиникой». Анатолий Чубайс советовал Путину отказаться от этого предложения. Журнал «Итоги» выражал недоумение по поводу того, что на столь высокий пост назначен блеклый, ничем не запоминающийся человек, напрочь лишённый не то что харизмы, но и малейшего намёка на обаяние. Что же мог бы ответить, например, тот же Немцов на вопрос американской журналистки?

А кого можно было бы с большим основанием назначить тогда и.о. президента РФ? Того же Немцова? Или Лужкова? Возможно, каждый из членов делегации в Давосе считал себя более подходящим на роль главы государства?

Но чем же, в самом деле, можно объяснить этот фантастический взлёт Путина?

Сам Путин в беседах с тремя российскими журналистами – Наталией Геворкян, Натальей Тимаковой и Андреем Колесниковым (эти беседы составили книгу «От первого лица» - М. 2000) так изложил свою биографию:

«На самом деле у меня же очень простая жизнь, она вся как на ладони. Школу окончил, пошёл в университет. Университет окончил – в КГБ. КГБ закончил – опять в университет. Из университета – к Собчаку. От Собчака – в Москву, в Управление делами. Потом – в администрацию президента. Отсюда – в ФСБ. Потом назначили премьером. Теперь – и.о. президента. Всё!».

Но если бы действительно всё было так просто, разве мог бы Путин, уже шестой год находящийся на посту президента, по-прежнему оставаться загадкой как для россиян, так и для зарубежных политиков? Разве могли бы в обществе одновременно ходить о Путине столь разные, порой диаметрально противоположные представления?

Если отвлечься от мелочей, то в России высказывались три взгляда на Путина.

Первый: Путин – ставленник Ельцина и продолжатель его разрушительной политики, могильщик России, действующий в интересах мирового финансового капитала.

Второй: Путин – человек советского воспитания, патриот России, понимающий и ценности Советского строя, и невозможность в современной обстановке восстановления социализма в нашей стране. Но, будучи поставленным на свой пост ельцинской «семьёй», он не может проводить самостоятельной политики, пока не сменит полностью своё окружение, а это требует времени и осторожности.

И третий: Путин – политик, не имеющий ни идеалов, ни программы действий, и строящий свою политику в соответствии со складывающейся внешнеполитической и внутриполитической обстановкой в надежде, что «кривая вывезет» его из нынешней критической ситуации.

Какой же из этих (или, возможно, какой-то совсем иной) взглядов справедлив? Разберём доводы их сторонников.

 

Позиция оппонентов Путина

 

Путин, идя на выборы, не опирался на какую-либо партию, поэтому, говоря о его противниках и сторонниках, приходится обращаться к высказываниям отдельных деятелей, выражающих настроения определённых слоёв общества.

Оппонентов у Путина много, начиная с тех, кто выступал его конкурентами на выборах президента в 2000 и 2004 годах. Его критикуют и «слева», и «справа».

Самыми ярыми врагами Путина выступают российские коммунисты и состоящие в блоке с ними организации, входящие в Народно-патриотический союз России. Не проходит дня, чтобы они не подвергали критике любой его шаг.

В каждом номере газеты «Правда» появляются статьи, обличающие президента как слугу российских олигархов и банкиров Запада. Профессор Юрий Чуньков, например, высмеивает «амбициозные планы» Путина: «Большевики за 20 лет создали вторую экономику в мире. «Реформаторы» за 20 лет собираются догнать… Португалию».

В том же духе критикуют президента и его политику газеты «Советская Россия» и особенно «Завтра». Вот, для примера, несколько пассажей из передовиц «Завтра», написанных самым красноречивым обличителем Путина Александром Прохановым:

«Власть в России поражена недугом безостановочной лжи, будто в неё вселился «бес неправды». Обещает бороться с бедностью – и отнимает у ветеранов последние льготы. Объявляет «крестовый поход» наркотикам – и разрешает безнаказанное их употребление. Начинает возрождение флота – и ликвидирует дивизию подводных ракетоносцев. Создаёт сильное государство – и передаёт оборонные заводы в частные руки проходимцев…».

Послание Путина Федеральному Собранию Проханов называет басней. Это – «подвиг разведчика. Операция под прикрытием. Активное мероприятие. Это пулемёт, загримированный под букетик гвоздик. Топор, увитый свадебными лентами…».

Не отстают от главного редактора и другие авторы «Завтра»:

«Задача мирового правительства, чьи приказы выполняет Путин, изменить сознание народов, превратить большую часть человечества в бессловесный скот… в этом пректе нашей Родине уготована роль прислуги и источника минеральных ископаемых. Ни русский народ, ни русская культура абсолютно не нужны творцам «нового мирового порядка». С их точки зрения это досадные и вредные помехи на пути реализации планов создания ресурсной базы РФ. Кормить и обеспечивать 150 миллионов «лишних людей» нет никакого смысла хозяевам мира.

Трагедия в том, что так называемая российская власть есть не что иное, как персонал, нанятый мировым правительством для управления обширной северной колонией». (Андрей Фефёлов.)

«… вся реформа правительства – это не что иное, как «оптимизация» структуры оккупационной администрации, ликвидирующей несвойственные колонии функции – национальной науки, национальной культуры, национальной обороны и национальной промышленности. Всё это должно быть деструктурировано и демонтировано». (Владислав Смоленцев.)

Ещё более остро (если не сказать – грубо) обличает Путина газета «Дуэль». А в «Экономической газете» (их у нас две, речь идёт о той, которая носит подзаголовок «Развитие») было напечатано письмо москвича В.Н.Исакова, которое я воспроизвожу целиком, с сохранением стиля подлинника):

«В России, как сообщают почти все СМИ, наблюдается такое феноменальное явление, как всеобщая любовь к президенту В.В.Путину. Я, наверно, что-то проморгал и не знаю блестящих деяний президента. Начинаю перебирать в памяти, что же сделано им за четыре года. Начнём с 1999 года:

- Всё, что награблено у народа, возвращено не будет (то есть пересмотра приватизации не будет.

- Немыслимые привилегии разрушителю СССР Б.Ельцину и в дальнейшем награждение его высшими наградами.

- Ликвидация ряда льгот некоторым категориям трудящихся, увеличение налога на бедных и значительное снижение налога на богатых.

- Ликвидация станции слежения на Кубе и базы во Вьетнаме.

- Дал добро на размещение войск НАТО в Средней Азии.

-Дал согласие на затопление космической станции «Мир».

- Подписал антинародные законы: КЗоТ, о продаже земли, лесов, озёр, о расчленении РАО «ЕЭС», железных дорог.

- Наложил вето на законы о повышении пособий многодетным семьям и детям.

- Не уменьшается коррупция, бандитизм, убийства, взрывы (непонятно, кого больше «мочат» - русских или чеченцев).

- Планомерно разрушается Союз с Белоруссией. Олигархи помогают решить эту задачу экономической удавкой.

- Запретил выразить волю народа через референдум.

Есть что-то и положительное, как например:

- Стабилизация выплат пенсий, пособий и зарплат.

- Немного улучшилось состояние экономики, хотя сельское хозяйство добивают окончательно.

- Говорят, немного повысился жизненный уровень.

Плохого-то сделано гораздо больше.

Если я тоже начну его «любить», то это у меня что-то с головой, или «крыша» поехала у нынешних «друзей» президента?

Хотелось бы, чтобы ваша газета, как философская, более подробно разъяснила это непонятное явление».

Как видим, хотя критическая часть письма скорее напоминает пункты обвинительного заключения суда, автор всё же останавливается перед этим «непонятным явлением».

Газета «Крестьянская Россия» периодически печатает письма читателей, большинство которых критикуют Путина и даже грозят «реформаторам» судом Гаагского трибунала, обвиняя их в геноциде собственного народа (хотя есть и такие, кто одобряет его деятельность).

С более фундаментальных теоретических позиций критикует Путина патриотическая газета «Знание – власть!». Она опубликовала «Сценарий 2000», суть которого была определена следующим образом:

«1. Перед мировой финансовой мафией стоит задача: поставить под свой контроль сырьевые и энергетические ресурсы планеты, значительная часть которых сосредоточена в России.

2. После поражения во второй мировой войне они от прямой военной агрессии перешли к информационной войне против СССР-России.

3. Реализация планов информационной войны возлагалась на управленческую элиту СССР-России, по отношению к которой применялся метод: «Разделяй, стравливай и властвуй».

4. На предыдущих этапах «демократических реформ» остались ещё нерешёнными ряд важнейших задач, которые сдерживают переход к стадии дальнейшего расчленения России:

Изъятие, приведение в недееспособность или постановка под надёжный внешний контроль российского ядерного арсенала.

Разделение и передача под контроль иностранных фирм российских естественных монополий: РАО ЕЭС, Газпрома, нефтяных компаний, железных дорог.

Введение свободной продажи земли.

5. В связи с этим перед ними стояла сложнейшая задача: как обеспечить «преемственность руководства» при передаче президентского поста от Ельцина к его преемнику, который смог бы отбросить фиговый листок демократии и перевести общество на жёсткий, авторитарный режим управления, с одной стороны. А с другой стороны, не дать ему возможности, даже если бы он захотел, выйти из-под внешнего управления. Таким образом, продолжить уничтожение страны руками её руководящей верхушки».

В 2000 году, по мысли авторов «Сценария», задача «обеспечения преемственности руководства» была блестяще решена: Путин избран большинством голосов уже в первом туре. Теперь Путин должен выполнить изложенную выше программу уничтожения России.

Не устаёт критиковать нынешний режим и политику президента, причём заглядывая в самый корень обсуждаемых проблем, профессор Сергей Кара-Мурза. Вот отрывок из его выступления на «круглом столе» в редакции «Родной газеты»:

«По сути дела, личность Путина для нас до сих пор неизвестна. Но известен его имидж. Я же считаю, что доктрина, которая стоит за имиджем Путина, несовместима с жизнью страны и населения… Путин, приняв имидж, разработанный политтехнологами, за период с 2000 года сделал ряд фундаментальных утверждений. Прежде всего, он принял тот проект, который осуществляется с конца 80-х годов. Существует, условно говоря, Большой проект Горбачёва – Ельцина – Путина. С теми или иными модификациями он реализуется вот уже 15 лет. Как сказал сам Путин, поворота не будет. То есть в рамках своего режима Путин не допустит отхода от этого проекта. Это была, как говорится на Западе, революция сверху. Но революция не по Марксу, а по Грамши. Инструменты воздействия работали через надстройку, через сознание. Никакого экономического кризиса в стране не было. Если не верите советским экономиста, поверьте экономистам ЦРУ. Но так или иначе революция состоялась. В результате исчезли, были сметены все институциональные матрицы России – те устойчивые образования, на которых базируется само жизнеустройство и жизневоспроизводство данного общества…  По своим масштабам этот проект - богоборческий. Сменить всё, ибо всё, что в ней было, - неправильно!

И эта программа не удалась. Более того, она абсолютно невозможна. Не только потому, что для построения абсолютно нового общества нет ни материальных, ни интеллектуальных, ни духовных сил и возможностей. Сама система сопротивляется. Но в результате возник самый глубокий кризис в истории страны: её распад, демодернизация и деиндустриализация, архаизация жизненного уклада большинства населения.

Несмотря на фундаментальные ошибки доктрины, выводы сделаны не были, а Путин подтвердил, что реализация проекта будет продолжена. Однако важнейшие процессы уже выходят из-под контроля… основные системы жизнеобеспечения близки к полному исчерпанию ресурсов. Значит, эта доктрина и Путин как её представитель невозможны. Поэтому или возникнет альтернатива, или русское население и его культура исчезнут с лица земли. Во второй вариант я не верю».

Кара-Мурза приводит неопровержимые данные, свидетельствующие, например, о том, что жилой фонд в городах России ветшает и выходит из строя устрашающими темпами, а его замена осуществляется черепашьими темпами и при тех ресурсах, которые остались у государства, после того, как оно раздало олигархам наиболее доходные предприятия, ускорить замену ветхого жилья новым невозможно. А значит, жителей городов, особенно больших, в скором времени ожидает катастрофа, подобная ленинградской блокаде. Достаточно представить себе, во что превратится жизнь города с многомиллионным населением при выходе из строя, например, канализации. Никто учёному не возражает, но и ничего не делается для исправления положения.

Ведущий названного «круглого стола» доктор философских наук, профессор Валентин Толстых, согласившись в основном с Сергеем Кара-Мурзой, развил некоторые его идеи:

«Путин ни за кого себя не выдаёт. Он явно не является социал-демократом, хотя и говорил о социал-демократии в положительном смысле. Не является и державником-патриотом, хотя и готов иногда поддержать националистические веяния или лозунги. Путин является либералом российского разлива, который очень последовательно и систематически продолжает проводить уже сложившийся до его прихода политический, экономический и прочий курс. Он является абсолютным либералом и в экономике, и в социальной сфере. Но при этом он полагает, что этот либерализм можно представить народу, обществу и миру в облачении сильного государства. Не случайно многие «яблочники» и сторонники СПС готовятся голосовать на президентских выборах за Путина. Он активно выражает их интересы и меньше всего думает о тех, кто даёт ему больше 70 процентов поддержки. Ведь «самые низкие налоги в Европе» являются таковыми лишь для богатых. А для бедных 13 процентов налога – самые высокие в той же Европе. Не думаю, что Путин не знает того, что налоговая реформа была проведена в интересах богатых, а не бедных. Бедные у Путина всегда внакладе. Важнее всего, что у него нет никакой социальной политики. Это политика «всепомоществования», собеса, когда от 70 процентов бедных отделываются мизерными подачками в виде доплат к пенсиям и зарплатам.

Что же касается идеи сильного государства, то в этом сильном государстве будет господствовать сильная бюрократия и режим будет бюрократическим. Может быть, он будет лучше олигархического, но мне-то безразлично, потому что и тот и другой обо мне не думают. Короче, всё зависит от качества самого государства, которое ещё предстоит сделать действительно демократическим. С одной стороны, правовым, а с другой – социальным, как записано в Конституции, о чём власть предпочитает не говорить вообще».

Не отстают от коммунистов и их союзников и деятели другого политического лагеря. Председатель «Союза реалистов» Нина Жукова называет обсуждение первого (2001 года) послания Путина Федеральному Собранию «каким-то странным коллективном иллюзионом». Она приводит высказывание обозревателя Би-би-си: «Путин выглядел не как политический лидер нации и тем более «отец народа», а как менеджер какой-то компании…». И она даёт свой ответ на вопрос, кто же такой Путин: он – «законченный либерал, мало чем отличающийся от российских «прочикагских» дибералов-демократов, угробивших великую страну в первые же годы своего всевластия».

Открытым противником Путина с самого начала заявил себя руководитель Института модернизации профессор Михаил Делягин (служивший несколько лет советником премьеров Евгения Примакова и Михаила Касьянова). Одну из глав своей статьи в книге «Крах доллара» (М. 2000) он так и назвал: «Чем страшен президент Путин». Делягин показывает, что Путин провёл такие либеральные реформы, на которые не решился даже Ельцин со своей чубайсовско-гайдаровской командой (принятие закона о частной собственности на землю, либерализация валютного законодательства и т.п.). По мнению учёного, власть при Путине сознательно разжигает войну между разными слоями российского общества.

Критикует Путина и наиболее авторитетный эколог страны профессор Алексей Яблоков. В статье под красноречивым заголовком «Мы вымрем раньше, чем разбогатеем» он утверждает:

«Примерно с 1995 года во властных структурах стал всё более заметен экологический авантюризм. Именно авантюризм, а не безграмотность. И путинская команда его лишь усилила. Логика простая: по экономическим меркам Россия – бедная страна, а забота об экологии – удел богатых стран, вот разбогатеем – тогда этим и займёмся. А для того чтобы побыстрее сделать Россию богатой, надо снять ограничения с эксплуатации природных ресурсов, ослабить экологический контроль, отказаться от проведения экологической экспертизы опасных проектов и так далее. Это создаст дополнительные благоприятные условия для развития бизнеса. Вот только есть опасность, что мы вымрем до того, как станем богатыми. Все забывают, что богатой страну делает рабочая сила. А её качество и здоровье напрямую зависит от состояния окружающей среды».

Если в начале правления Путина лидеры «Союза правых сил» торжественно уверяли нас в том, что президент проводит их политику, то в последнее время они встали в ряды его оппонентов, выступая против наступления «авторитаризма» и подавления политических свобод и прочих «общечеловеческих ценностей». Всё более отчётливо просматриваются контуры объединённой право-коммунистической оппозиции Путину, казавшейся ранее столь же противоестественной, как в своё время пресловутый «право-троцкистский блок».

Бывший пресс-секретарь Бориса Ельцина Павел Вощанов видит в попытках нынешней власти обуздать некоторых олигархов лишь процесс передела собственности:

«Возможность в случае надобности опереться уже не на ельцинских, а на собственных богачей – это непременное условие для того, чтобы спокойно встретить 2008 год. На самые же политические и экономические основы «номенклатурного капитализма» никто и по сей день не покушается».

Многие скептики не ограничиваются критикой Путина, а ищут криминал в его действиях, собирают материалы, компрометирующие президента.

С лёгкой руки опального олигарха Бориса Березовского пошла гулять версия, будто для того, чтобы привести Путина к власти, надо было создать в стране чрезвычайную обстановку, для чего силами ФСБ (которую возглавлял Путин) была организована серия взрывов жилых домов в Москве и других городах России. С той же целью якобы и была достигнута договорённость с чеченскими боевиками об их вторжении в Дагестан.

 Сам Путин в упомянутой беседе с тремя журналистами говорит, что взрывы – дело рук чеченских экстремистов: «А когда дали им серьёзно по зубам, они взорвали дома в Москве, в Буйнакске, в Волгодонске».

Журналисты не постеснялись задать прямой вопрос:

«Вы знаете, есть версия о том, что дома взрывались не случайно, а чтобы оправдать начало военных действий в Чечне? То есть это якобы сделали российские спецслужбы?»

Тут Путин, видимо (насколько можно судить по знакам препинания в стенограмме беседы), просто взорвался:

«Что?! Взрывали свои собственные дома? Ну знаете… Чушь! Бред собачий.

Нет в российских спецслужбах людей, которые были бы способны на такое преступление против своего народа. Даже предположение об этом аморально и по сути своей не что иное, как элемент информационной войны против России».

Тем не менее, версия  о взрывах домов продолжает гулять по страницам прессы (кажется, об этом – роман Александра Проханова «Господин Гексоген», не знаю, мне его прочитать не довелось). Обозреватель газеты «Московский комсомолец» Юлия Калинина  заявляет: «Если Березовскому удастся доказать, что «ФСБ взрывала Москву», это будет означать, что Путин пришёл к власти совершенно немыслимым, нечеловеческим способом. Проще говоря, это будет конец всему».

И журналистка недоумевает, почему власть так боится показать предлагаемый Березовским «обличительный» фильм о взрывах, организованных ФСБ, и пр.

Противники Путина не ограничиваются повторением подобных слухов, а ищут материалы, прямо компрометирующие его, уличающие в коррупции и даже в устранении неугодных разоблачителей.  Еженедельник «Аргументы и факты» сообщает о публикациях в западной прессе в связи со скандалом вокруг немецкого агентства недвижимости SPAG, работающего в Петербурге, консультантом которого до 2000 года был Путин. «Агентство якобы отмывало капиталы русской мафии и даже… колумбийских наркосиндикатов. Если эта явно заказная кампания продолжится, имиджу президента на Западе может быть нанесён непоправимый урон. Впрочем, - продолжает «АиФ», - роясь в прошлом президента и его окружения, иностранные спецслужбы и Б.Березовский преследуют разные цели. США нужен рычаг давления на В.Путина накануне решающих переговоров по ПРО. Ну а Борису Абрамовичу – лишний повод «раскачать лодку», за бортом которой он оказался».

Если США искали компромат на Путина для оказания давления на него, то, по мнению газеты «Stringer», они нужные материалы нашли и успешно использовали:

«Сразу же по прилёте в Геную… Путин конфиденциально встретился с доверенными лицами Буша для корректировки российской позиции по НПРО США.

На встрече Путину якобы были продемонстрированы «интересные» документы о его деятельности в администрации Собчака. Эти документы и стали основой для компромисса по американской НПРО. Вернее, полной капитуляции Путина перед Бушем.

Считается, что документы передал (или указал место, где их можно добыть) администрации США Борис Березовский…

О причастности к этому делу Березовского свидетельствует заметка, которая появилась в Ъ» (в газете «Коммерсантъ», принадлежавшей Березовскому) в понедельник, 23 июля (2001 г.), сразу после окончания саммита в Генуе. В заметке рассказывалось о том, что прокуратура Лихтенштейна предъявила обвинение Ойгену фон Хоффен-Хебу и Рудольфу Риттеру.

Хоффен-Хеб и Риттер обвиняются в отмывании денег колумбийского наркокартеля братьев Очоа через немецкую компанию «St.Petersburg Immobilien und Beteiligung AG» (SPAG). Компанию эту учредила в 1992 году во Франкфурте-на Майне мэрия Санкт-Петербурга.

В SPAG в своё время работали советниками Владимир Путин и Герман Греф, а в совет директоров одной из «дочек» SPAG входил лидер «тамбовской группировки» Владимир Кумарин.

Публикация в «Ъ» очень похожа на мессидж Березовского: это я испортил жизнь великому и ужасному Путину. Характерно, что точно такая же заметка о SPAG была опубликована в «Ъ» 26 мая прошлого года, накануне открытого письма Березовского Путину, в котором БАБ критиковал реформу Совета Федерации. Но тогда «Ъ» публиковал эту информацию как перепечатку из «Монд», а на этот раз – как редакционную статью».

А вот более свежее сообщение на сходную тему – из газеты «Завтра» (№ 30, 2004):

«Убитый в Москве глава русского издания влиятельного американского журнала Forbes Пол Хлебников, по сведениям агентурных источников в структурах, осуществляющих тотальный мониторинг телефонных переговоров, готовил выпуск в августе сенсационных разоблачений, связанных со слиянием ТНК (Тюменсокй нефтяной компании) с BritishPetroleum. Согласно полученной информации, некий высокопоставленный российский государственный деятель, «освящавший» своим личным присутствием подписание сделки, получил не только долю в акционерном пакете нового нефтяного консорциума на ряд подставных лиц, но и крупное поместье с вертолётной площадкой в Гибралтаре. Специально отмечается тот факт, что это владение расположено недалеко от гибралтарской резиденции опального олигарха Владимира Гусинского». (Сколько мне помнится, на церемонии заключения этой сделки присутствовал Путин.) Упорно распускаются слухи, будто Путин входит в число богатейших жителей планеты.

Что можно сказать по поводу доводов противников Путина?

Многое сказанное ими в упрек президенту соответствует действительности. Да, при Путине были приняты такие либеральные законы (чего стоит один лишь закон о купле-продаже земли, из-за которого разразилась настоящая война, уже унесшая сотни, если не тысячи жизней), и лично меня это крайне огорчает. Но ведь Путина, видимо, поставили на место Ельцина с условием, что он будет соблюдать определённые договорённости. А он принял это предложение, имея в виду свои соображения, прежде всего - предотвращение распада России, опасность которого стала к тому времени вполне реальной, что подтвердил и недавно ставший известным секретный доклад ЦРУ США (об этом речь пойдёт ниже).

Но, с другой стороны, с доводами оппозиции не вяжутся многие факты политической жизни России при Путине.

Говорят, что Путин продолжает политику Ельцина, между тем он уже не раз публично открещивался от наставлений своего бывшего шефа, и тот неоднократно выражал недовольство политикой своего преемника. И как-то мало обращают внимания на то, что в начале второго срока президентства Путина произошла «малая околокремлёвская революция», в ходе которой были отстранены от механизма управления страной наиболее видные представители так называемой «семьи» (приближённых Ельцина).

Если Путин – слуга российских олигархов, то чем объяснить, что он постепенно и их оттесняет от рычагов власти, а кое-кого (включая богатейшего олигарха России Михаила Ходорковского), похоже, посадит в тюрьму?

Если Путин – прислужник Запада, то почему та же газета «Завтра» периодически помещает свои «агентурные данные» о том, что лидеры ведущих стран Запада всё более недовольны Путиным и собираются его сбросить? Не укладываются в эту схему и многие другие меры Путина державно-патриотического характера, которые лидеры коммунистов объясняют тем, что он в демагогических целях «перехватывает их лозунги».

В печати отмечалось, что могущественный ельцинский финансово-бюрократический клан просто так не уйдёт в небытие. «Семья» вместе с выращёнными ею кадрами готовится к реваншу 2007 – 2008 годов. И это обстоятельство не следует забывать, когда мы исследуем доводы противников Путина. Но более обстоятельно итоги будут подведены в конце данной главы.

 

«Бездумные», «недоумевающие» и «односторонние» путинцы

 

Как всегда и везде, и в нынешней России многие объявляют себя безусловными сторонниками власти, не обременяя себя какими-либо идеологическими соображениями и рассчитывая лишь на то, что это даст им возможность лучше устроиться в жизни. Например, лидеры молодёжной организации «Идущие вместе» просто провозглашают, что они поддерживают президента вообще и всякий его шаг в отдельности, не выдвигая никаких собственных программ. Да и большинство депутатов Государственной думы от фракции «Единая Россия» недалеко ушло от этой организации молодых. Оно фактически тоже представляет собой организацию «Идущих вместе», только для взрослых. Я не хочу сказать, что там все сплошь карьеристы, возможно, часть из них - просто люди, фанатически преданные Путину, такое тоже порой бывает. Но исторический опыт показывает, что опора власти, состоящая из карьеристов, даже разбавленных фанатиками, крайне ненадёжна, такие её сторонники при перемене политической ситуации вмиг могут стать противниками, в обычной же жизни без политических потрясений ими можно управлять, как послушными марионетками.

Но есть и такие политики и аналитики, которые вроде бы всей душой за Путина, верят в его приверженность идеалам государственности патриотизма, но они часто недоумевают по поводу многих решений, которые он принимает.

Так, журналист Юрий Козырев в газете «Россия» свою статью «Президент выбросил белый флаг» начинает такими словами:

«Последние месяцы всё чаще приходится задавать себе вопрос: почему президент Владимир Путин так спокойно взирает на то, как, пользуясь его любимым выражением, «твёрдо и последовательно» против него настраивается население страны? До 2002 года лишь у олигархов были основания испытывать тайную недоброжелательность к главе государства. Но с начала нынешнего (2002) года кто-то очень умело с помощью удорожания коммунальных услуг, проведения земельной реформы, ограничения на проведение референдумов, ликвидации льгот для военнослужащих успешно рекрутирует в армию противников президента три наиболее массовые группы населения: жителей городов, крестьян и военнослужащих. Если к этому прибавить рост цен на лекарства, повышение тарифов на транспорт, невыплату зарплаты бюджетникам, сворачивание 49 социальных законопроектов из-за нехватки денег в бюджете 2003 года и ряд других попыток залатать бюджетные дыры не из денежных мешков «жирных котов», а из кошельков населения, то становится очевидным системное натравливание общества на первое лицо государства».

Вообще-то это очень удобная позиция: я – за президента, но мне не нравится то, что некие тёмные силы подвигают его на антинародные решения. А сам президент, видимо, не знает, какое резкое неприятие находят эти решения в народе.  Авторы подобных суждений как бы даже не осознают, что представляют президента в виде некоего несмышлёныша, от имени которого какие-то неведомые злодеи творят свои чёрные дела.

Козырев находит одно единственное объяснение «подобного суицидного поведения политика накануне выборов»: видимо, Путин не хочет баллотироваться в президенты на второй срок. Но, как известно, Путин выдвинул свою кандидатуру на второй срок и выборы выиграл. Значит, объяснение его позиции должно быть другое.

Несколько особняком среди «недоумевающих» путинцев стоит публицист Александр Ципко, бывший видный идеолог горбачёвщины, а ныне глашатай идей «отечественного либерализма» и апологет предреволюционной царской России. В соответствии со своим нынешним идеалом он полагает, что, «скорее всего, Путин в советские времена был скрытым «белогвардейцем». А став хозяином страны, поехал в Париж поклониться белоэмигрантским могилам». По мнению Ципко, Путин – «западник, равнодушный к идее особого русского пути», но он должен решить проблему «белых» и «красных», обеспечить преемственность трёх этапов российской истории ХХ века – царской, Советской и нынешней капиталистической России.

Наверное, именно эта позиция «недоумевающих», призыв к объединению всех русских людей, «белых» и «красных» сегодня самая опасная. Поскольку её разделяют многие патриоты, приходится сказать несколько слов в пояснение данного тезиса.

Противостояние «белых» и «красных» в России – это (в отличие от Испании, на опыт примирения которой так любили ссылаться «демократы») отнюдь не факт далёкой истории. В результате августовской революции 1991 года к власти в России, взяв реванш за поражение в Гражданской войне 1918 – 1922 годов, пришли снова «белые» - «демократы», объявившие себя преемниками царского и Временного правительств. Александр Яковлев и другие идеологи буржуазного реванша проводили конференции под лозунгом «От Октября - к Февралю!». Рой Медведев не без основании называл компанию Чубайса, Гайдара и пр. «февралистами», «вторым изданием керенщины». Одним словом, в стране сложилась политическая ситуация, которую можно выразить словами: «Деникин в Кремле!». И все те меры, которые проводили и до сих пор проводят либеральные реформаторы, - это осуществление программы той или иной группировки в стане белогвардейцев.

В этих условиях реабилитация «белых» времён Гражданской войны, попытки представить их патриотами и героями (чем так усердно занимается, в частности, Никита Михалков) – это важная составная часть идеологического обеления и оправдания контрреволюционного переворота и кровавого ельцинского белогвардейского режима.

Когда с «новыми белыми» будет покончено и в России будет восстановлена народная власть, тогда может быть поставлен вопрос о том, были ли «старые белые» патриотами своей страны, лишь неправильно оценившими ход исторического развития. А пока задача заключается в окончательном идейном разгроме белогвардейщины и выкорчёвывании её остатков в общественном сознании, в показе преемственности «тех белых» и нынешних либеральных белогвардейцев. И позиция Ципко – самая мерзкая и реакционная (не зря он, страхуя себя) поспешил записать Путина в «скрытые белогвардейцы»).

По мнению Ципко, Путин шёл к власти, скрывая свои убеждения и демонстрируя перед Ельциным свои верноподданнические чувства:

«Там, где речь идёт о политике и власти, нет и речи не может быть о верности убеждениям и принципам. Политика у нас в России, а сейчас, как становится понятно, и во всём мире предполагает ставку на самый жёсткий прагматизм.

У нас и в советскую эпоху, и сейчас великие переломы осуществляют не бунтари, не оппозиционеры, а скрытые противники режима, которые до нужного момента умеют скрывать и свои мысли, и свои мировоззренческие пристрастия. Кстати, в этом отношении судьба и карьера Путина очень похожи на судьбу и карьеру Горбачёва. Если бы Горбачёв когда-то проговорился о своих симпатиях пражской весне, он бы и дня не просидел в партийном аппарате, тем более никогда бы не стал Генеральным секретарём ЦК КПСС. Если бы Путин начал вслух заявлять о своём российском патриотизме в гайдаровско-козыревскую эпоху, он вряд ли бы пробился даже на вершины питерской власти и стал бы закадычным другом Толяна.

В ельцинскую эпоху, как и в прежнюю коммунистическую, не идеи, не инициатива, а традиционная, абсолютно чиновничья лояльность, умение любой ценой выполнить приказ начальника, обеспечивали выживаемость и движение по служебной лестнице.

Конечно, только в эпоху революции возможны такие бешеные политические карьеры, которые, к примеру, сделал Путин. Но надо помнить, что наша демократическая революция с самого начала была окрашена в чиновничьи краски.

Разговоры о случайности воцарения Путина в Ореховой комнате Кремля – только для романтиков демократии или просто слепых. Неотвратимая логика бутафорной демократии неизбежно вела именно к нынешнему мягкому перевороту, который совершил Ельцин во имя сохранения своего режима и предотвращения случайностей. Ельцин оказался куда более ответственным и серьёзным политиком, чем предполагали его оппоненты. Что же касается Путина, то он стал наследником именно потому, что имел все необходимые качества, чтобы максимально приспособиться к условиям нашей аппаратной революции, к интересам и сдвигам в настроениях Бориса Ельцина».

Как и другие «недоумевающие», Ципко не понимает упорства Путина в деле подрыва влияния КПРФ и видит в этом происки тех, кто хотел бы усиления позиций «правых»:

«Я не думаю, что КПРФ в её нынешнем состоянии и в лице Геннадия Андреевича Зюганова является основным противником ключевым фигурам команды Путина. КПРФ в нашей политической системе обречена быть капитаном, который никогда не станет майором. Никакой опасности красного реванша в России нет. В красном реванше не заинтересовано даже руководство КПРФ. Всё говорит о том, что после ареста Михаила Ходорковского основным и очень серьёзным противником Путина и его силовиков стал СПС, то есть партия Анатолия Чубайса. И зубодробительная борьба между «ЕР» («Единой Россией») только усиливает позиции СПС. Может быть, последнего и добиваются организаторы и вдохновители предвыборной кампании 2003 года?».

Политолог Алексей Кива выражает недоумение уже самим названием своей статьи «Как понимать президента?». Его удивляет то, что Путин, имея поддержку большинства Государственной думы и высокий рейтинг среди населения, позволял правительству Михаила Касьянова проводить антинародную политику. Публицист слышит от многих вопрос: «А куда же смотрит президент?», и не знает, как на него ответить. И он в свою очередь задаётся вопросом: «Так как же помочь президенту?». Надо, оказывается, убеждать президента-государственника в том, что сформировавшийся в недрах дикого капитализма олигархически-криминальный режим сам по себе не сможет трансформироваться в общественный строй, близкий тому, что существует в цивилизованных странах. Народ верит только президенту. И если Путин не оправдает этого доверия народа, он войдёт в историю как президент «обманутых надежд».

Обозреватель «Литературной газеты» Анатолий Салуцкий недоумевает по поводу того, что Путин, заполняя опросный лист переписи населения, в графе «род занятий» указал «наёмный работник». Это, конечно, свидетельствует о личной скромности президента, но совершенно не вяжется с традиционным русским представлением о главе государства как об «отце нации». Неужели Путин собирается исполнять свои обязанности лишь в формально установленных рамках, а не станет добиваться справедливости, хорошего морального самочувствия народа его сплочённости во имя ясных, всем понятных и вдохновляющих целей государственного развития?

Салуцкий затронул важнейшую тему современности, указав на возможность краха страны, если новый этап её развития будет осмысливаться в категориях устаревшей идеологии:

«В своё время Хрущёв, провозгласив строительство к 1980 году коммунизма, дал старт духовной деградации советского общества, потому что под коммунизмом понимал не новые пути развития страны, а уровень материального благосостояния, которого в тот период достигли развитые страны Запада. Сейчас мы опять втянулись в гонку с Западом, оценивая свои успехи исключительно по западным же меркам, игнорируя некоторые религиозно-культурные особенности национального сознания. В итоге ширится пропасть между искренними, благими намерениями власти и угрожающим нравственным кризисом в низах жизни, который уже сегодня становится главным тормозом возрождения страны». Салуцкий имеет в виду, в частности, совершеннейшее бесправие, в котором оказались люди труда в «демократической» России.

«Кому, - продолжает он, - надлежит думать о том, куда идёт Россия в цивилизационном плане? Какой видится её государственная идеология? Для наёмного работника такие вопросы несущественны. На 70 процентов граждане, избирая президента, голосовали вовсе не за кризисного управляющего, а за лидера нации, который может и обязан оздоровить моральное состояние общества, чтобы подкрепить начавшийся экономический подъём мощным взлётом национального самосознания.

Исторический опыт показывает, что Россией нельзя управлять как крупной корпорацией. Россией можно только править!.. После избрания на второй срок президент Путин практически перестал обращаться к народу, он замкнулся в кругу административно-правительственных чиновников. И не в том беда, что, по мнению оппозиции, президент фактически «работает премьером. Его умозрения становятся «премьерскими», это явственно отразилось в президентском Послании, - вот в чём главная опасность».

Замечу, что опросы общественного мнения показывают, что, действительно, россияне не принимают принципа разделения властей и выступают за сосредоточение важнейших полномочий в руках верховного правителя. В одном из комментариев к ежегоднику «Общественное мнение России. 2003 год», изданному Исследовательским холдингом ROMIRMonitoring, говорится:

«Российскому обществу не нравится, когда первое лицо государства раздаёт суверенитета столько, сколько могут унести. И, напротив, обыватель испытывает чувство глубокого удовлетворения, если царь, вождь или президент изъявляют готовность «мочить в сортире».

Со времён Н.В.Гоголя не изменилось восприятие власти среднестатистическим россиянином: наши современники, даже не читавшие комедию «Ревизор», считают чиновничью братию казнокрадами, взяточниками и т.п. Тем не менее предводитель этого сословия – президент – находится вне подозрений. В нём видят «царя-батюшку», с восшествием которого на «престол» связывают множество надежд на более светлое будущее».

Это вынужден признать и «из молодых да ранний» либеральный депутат Государственной думы Владимир Рыжков:

«Несмотря на все бурные катаклизмы ХХ века, общество в России не изменилось. Для российского человека по-прежнему идеал управления – сильная единоличная власть, царь-батюшка, как его ни назови – генсек, президент… Он рубит головы непослушным боярам (олигархам, зарвавшимся мэрам и губернаторам), обороняет от супостатов (например, от чеченских террористов). Общество по-прежнему не понимает, зачем нужен парламент, разделение властей».

Ещё образнее выразил эту мысль кинорежиссёр Андрей Кончаловский:

«Мы не знаем  потребностей нашей нации. Кто понимал потребность нации? Сталин. Его мама как-то просила, что такое генсек. И он ответил, лёжа на диване: «Мама, ты знаешь, кто такое царь?» - «Да, помню, знаю». – «Ну, это что-то вроде этого». Сталин понимал потребность народа в абсолютной власти, знал, что русский человек, как это ни трагично, поддержит его. Другой вопрос: царь может быть Иродом, а может быть благоволительным великим монархом».

Есть ещё и «односторонние» сторонники Путина. Так, телеобозреватель Михаил Леонтьев высоко оценивает внешнюю политику Путина. Он провозглашает: Путин - это реванш России за национальное унижение. Зато во внутренней политике Леонтьев ощущает полный застой и неспособность правительства адекватно оценивать сложившуюся в стране и мире ситуацию. По его мнению, это ущербные псевдолибералы-западники, способные лишь переписывать макроэкономические учебники и переносить опыт освоения слаборазвитых африканских государств международными финансовыми организациями на Россию. Это люди, которые предпочитают страну – носителя идеальной для них модели собственной стране. Но они и понятия не имеют о реальных правых ценностях. И Леонтьев подталкивает Путина к более энергичному продвижению либеральных реформ, что, на мой взгляд, вряд ли сбудется.

 

«Антиправительственные» путинцы

 

Особое место среди сторонников Путина занимает группа политиков, которые целиком поддерживают президента, зато остро критикуют правительство, назначенное президентом и фактически работающее под его руководством. Наиболее видным глашатаем этих настроений после президентских выборов 2004 года стал лидер думской фракции «Родина» Дмитрий Рагозин. Даже коммунисты не могут сравниться с ним в остроте критики членов кабинета министров, которых он прямо называет невеждами и даже врагами нации. Вот как охарактеризовал он позицию правительства в вопросе о замене льгот пенсионерам и ветеранам деньгами:

«Учитывая то, насколько пострадают в результате лишения льгот инвалиды и ветераны Великой Отечественной войны, складывается впечатление, что в правительстве засели дети немцев». И эти антинародные элементы пытаются «надуть президента», готовя антисоциальные законопроекты. Так же антинародна и позиция фракции «Единая Россия» в Государственной думе: «Единая Россия» пытается сейчас разыграть спектакль – и в итоге всю вину за разработку кодекса по отмене льгот свалит на Грефа Зурабовича Кудрина». Рагозин видит, как переживают некоторые депутаты-«единороссы» - не потому, что их замучила совесть, а потому, что голосование за антисоциальные проекты закрывает возможность избрания в Думу на новый срок: «Ведь они уже осознали, куда попали: на выборах «Единая Россия» обещала народу одно, а теперь делает всё наоборот». Он советует «единороссам» после принятия антинародных законов не выходить из здания Думы, предупреждая их об опасности самосуда со стороны разгневанной толпы.

Рогозин жёстко критикует прошедшую в России грабительскую приватизацию и приводит разительные примеры этого грабежа народного достояния: «Например, одно крупнейшее предприятие (в выступлении по телевидению было пояснено: речь идёт о комбинате «Норильский никель») приобрели за 170 миллионов долларов, а прибыль, которую получает компания ежегодно, - около 3 миллиардов долларов».

Естественно, гнев Рагозина обрушивается и на «главного приватизатора России» Анатолия Чубайса, который теперь возглавляет (по мнению Рагозина – незаконно) РАО «ЕЭС России» и сосредоточил в своих руках необъятную власть, ибо «у кого рубильник, тот и президент».

И в вопросах демографии Рагозин бежит впереди президента. Если Путин только привлёк внимание общества к процессу вымирания России, то Рагозин заявляет: «Нам в России нужно 500 миллионов граждан. И этим надо заняться».

Либеральные СМИ поспешили сделать из Рагозина очередную политическую страшилку. «Новые Известия» помещают статью о нём под заголовком «Бунтарь на заказ» и тут же огорошивают читателей: «Возможный наследник действующего президента хочет восстановить Советский Союз».

Откуда же взялся такой смельчак, который обличает правительство, назначенное президентом? Авторитетные источники сообщают, что смелость Рагозина объясняется очень просто: объект критических стрел ему подсказали… в Кремле!

Но как же так, президент назначает правительство, а Администрация президента даёт команду это правительство «мочить»?

Вот тут-то и кроется загадка, которую предстоит разгадать, прежде чем давать окончательный ответ на вопрос, поставленный американской журналисткой.

А чтобы не возвращаться больше к Рагозину, выскажу предположение, что он должен сменить на политической арене уже сыгравшего свою роль и порядком поднадоевшего всем в стране и за рубежом Владимира Жириновского. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить филиппики Рагозина с выпадами Жириновского против представителей ельцинской элиты – как уже отошедших от дел, так и ещё мелькающих на политической сцене:

Жириновский в своей книге «Иван, запахни душу!» предрекает: «Я знаю президентские тайны. Всё по-настоящему начнётся, когда умрёт Ельцин. Путин со всеми разберётся, когда Ельцин умрёт. Так что, ельцинские господа, ваш Нюрнберг уже на носу. Могу сообщить (для меня это уже не секрет): всех, кого я сейчас назову, будут судить, как только умрёт Ельцин… Начну по порядку! Горбачёва – под суд! Бакатина – под суд!.. Гайдара – под суд! Немцова, которого даже Ельцин кинул за его чушь и дурь – под суд! Кириенко – под суд! Явлинского – тоже под суд! Размазня! Тоже теоретик нашёлся! … Все негодяи! Чубайса – под суд! Под суд! Это самая зловещая фигура в наше время после так называемого агента влияния Яковлева… Чубайс – самый основной, потому что до сих пор почти на всех главных местах сидят его кадры… За эти дела на всех, абсолютно на всех будет заведено уголовное дело…».

Естественно, поддерживает Путина, одновременно критикуя правительство, политолог Станислав Белковский, один из авторов доклада, предупреждавшего Путина о заговоре олигархов. Свою статью «Бедный Кремль!» (в «Завтра»!) он начинает так:

«Вот уже несколько лет стелется над матушкой-Россией хриплый либеральный вой: власть в стране захватили чекисты! И не дают эти проклятые чекисты официально и окончательно признать Россию исчадием ада и подмандатной территорией США, распустить за ненадобностью армию и уволить3/4 грязного и безмозглого русского населения – чего очень хотелось бы русскому либералу, надежде и совести нации.

Помилуйте, какие чекисты? Ведь эти годы страной управляли и управляют люди других, почти столь же уважаемых специальностей. А именно – бухгалтеры и политтехнологи…

Как рассуждает бухгалтер, придя к власти? Во-первых, надо всемерно сократить расходы на то, что не приносит доходов. Народ, за исключением трудящихся сырьевого комплекса, доходов не приносит. Поэтому платить этому народу надо по минимуму. Не заслужил этот народец, не ведающий протестантской этики и потому толком работать не умеющий, никаких денег».

После такого вступления Белковский обращается к злобе дня – к замене льгот деньгами:

«Да, народ наш терпелив и деньги для него – отнюдь не главное. Но терпеть он готов ради большой цели, а не потому, что НХЖ (Настоящие Хозяева Жизни) постановили считать его быдлом, бессмысленным и бездарным. А те самые социальные льготы нужны были постольку, поскольку народ этот привык к государству – отцу и матери. И ждал от государства не благоденствия, но = обычной родительской заботы…

Теперь Его Высочество Бухгалтер заявляет: родительские права нам больше не нужны. Дети подлежат сдаче в утиль, потому что от них только расходы и расстройство… Что ж – дай Бог, чтобы бухгалтер успел отъехать в Монте-Карло раньше, чем настанет предел терпению обречённых злобному одиночеству государственных чад».

По всему тону статьи можно воспринять её как критику Путина. Но в заключительном абзаце всё встаёт на свои места:

«Поистине, если какую страну Господь захочет погубить, той Он даст в правители политтехнологов и бухгалтеров. Но, может быть, Господь ещё сменит гнев на милость. И тогда к власти в России придут политические лидеры. Например, тот тихий незаметный лидер, за которого проголосовали на недавних выборах президента70 процентов изверившихся избирателей».                       

Правда, в последующих публикациях Белковский выступает уже как открытый противник Путина.

 

«Безусловные» путинцы

 

Но ведь есть же люди, которые поддерживают Путина во всех его начинаниях и делают это вполне осознанно? Есть. Правда, их мало.

К удивлению многих, поддержал политику Путина по ряду вопросов, особенно в отражении нападок со стороны «правых», вернувшийся из эмиграции и тепло принятый коммунистами философ Александр Зиновьев. Этот мыслитель, давно создавший собственное «государство из одного человека», невольно наблюдал всю историю краха Советского Союза с противоположной стороны, находясь буквально в штабах атакующего Запада. Он считает советский социализм высшим достижением не только России, но и мировой цивилизации. Однако СССР потерпел поражение, и мир вступил в длительную историческую полосу господства «западнизма». Вот как Зиновьев ещё в январе 2001 года оценивал место Путина в нынешнем историческом процессе:

«Для тех, кто был знаком с реальным состоянием постсоветской России, с её взаимоотношениями с Западом и обстоятельствами прихода Владимира Путина к высшей власти в России, предвидение его исторической миссии не представляло большого труда: завершение антикоммунистического переворота, произошедшего в горбачёвско-ельцинские годы, и легитимизация результатов, нормализация жизни россиян в рамках новой постсоветской социальной системы и повышение мирового престижа поверженной России. То есть фактическая западнизация России и интеграция её в этом качестве в сферу западной цивилизации. И не нужно было быть профессиональным социологом, чтобы заметить, что возглавляемое Путиным российское руководство на самом деле пошло по этому пути».

Далее Зиновьев с недоумением отмечает, что именно российские «западники» выступили против этой политики Путина:

«Однако произошло нечто невероятное: из среды тех кругов и слоёв российского населения, в интересах которых, казалось бы, действовало новое российское руководство, сразу же началась и неутомимо продолжается резкая критика, усмотревшая в деятельности путинской власти угрозу… свободному рынку, демократии, гражданскому обществу, правам человека, свободе слова!».

По мнению Зиновьева, недовольство «правых» политикой Путина, проводимой именно в их интересах, объясняется их примитивными представлениями о демократии. Они руководствуются идеальным, надуманным представлением о демократии, которое совершенно не соответствует реальному строю жизни на Западе, где сильна государственная машина, господствуют мощные наднациональные экономические империи и пр.

Путин, полагает Зиновьев, не может изменить того факта, что Россия (СССР) потерпела поражение, а Запад победил в «холодной войне». Не в состоянии он и круто повернуть ход событий внутри страны:

«Постсоветская социальная организация России в основных чертах сложилась в ельцинские годы. Сейчас в России нет нужных условий для радикальной переделки её.  Речь может идти лишь о нормализации жизни страны в рамках этой системы. Путинское руководство, надо полагать, придерживается этой установки. Оно, конечно, не безгрешно – в реальности безгрешной власти вообще не бывает, - но пока нет оснований обвинять его в авантюризме, что само по себе есть значительный шаг вперёд по отношению к его предшественникам».

Но курс Путина на включение России в сферу влияния Запада вовсе не означает, по Зиновьеву, перестройку её на западный манер:

«Новая социальная система складывается в России под влиянием западных образцов. Но не только их. Тут сказываются и другие факторы, среди которых важнейшую роль играет советское наследие. В силу социального закона регенерации постсоветская социальная система неизбежно должна обладать целым рядом черт, связанных с советской системой. Это происходит не потому, что строители новой системы хотят реставрировать какие-то черты советизма – они как раз этого не хотят, - а потому, что это неизбежно в силу законов социальной природы. А в таких обстоятельствах получить точную копию такой социальной системы, какую можно наблюдать в США, Германии и других западных странах, в принципе невозможно».

Можно критиковать некоторые конкретные меры путинского руководства, часто действующего без теоретического обоснования, методом проб и ошибок, но его курс на укрепление расшатанной государственности является единственно правильным, без этого вообще невозможно защитить самые основы жизнеустройства народа.

Важнейшей задачей дня Зиновьев считает восстановление исторической правды. Уже в 2004 году он утверждает, что весь период советской истории полностью фальсифицирован. В СССР занимались его апологетикой, на Запада его очерняли. На Западе уже сложилась гражданская светская нерелигиозная идеологическая сфера, в которой религия играет подчинённую роль. И эта западная идеология со всей своей мощью навалилась на Россию, где нашлись её добровольные помощники, особенно на телевидении. В итоге у нас сложилась такая картина информационного поля: апологетика и выдумывание Запада плюс некоторая апологетика с элементами фальсификации и выдумывания дореволюционной России, с одной стороны, и дискредитация всего, что было связано с советским периодом, с другой. Российское телевидение навязывает стране ощущение подавленности, ощущение страны разгромленной и побеждённой, холуйствующей перед Западом.

Это гораздо больше того, что хочет Запад, и некий перехлёст для него даже вреден: «Когда происходил период капитуляции Советской власти, советское руководство, советские люди сдали больше, чем было нужно, противнику. Даже такое грандиозное явление, как «приватизация», - на такое там никогда не рассчитывали. И даже хозяев западного мира приватизация в том виде, как она происходит в России, не устраивает. Это дискредитирует саму систему частного предпринимательства. (Вот почему российским олигархам и прочим «прихватизаторам» спокойная жизнь на Западе, куда они рассчитывают сбежать, вовсе не гарантирована, скорее их там ждёт тюрьма. – М.А.) Кроме того, российская приватизация производит массу финансовых олигархов, которые действуют разлагающе на западный финансовый мир… Под влиянием всего этого российского «новорусского» идиотизма начинается процесс снижения качества западного мира... Это явление давно изученное. Когда сосуществуют долгое время какие-то объединения людей, сообществ, то через некоторое время высшие образцы начинают опускаться до уровня низших. Но не наоборот. То есть низшие не подтягиваются. Есть знаменитый пример из психологии: в детском саду, когда к детям, которые уже начали ходить, запускают ещё ползающего ребёнка, вскоре они все тоже начинают ползать».

Главное в этих условиях, - подытоживает Зиновьев, - говорить правду, самую беспощадную. В том числе и о том, что «большой проблемой является объединение, консолидация людей для изменения сложившейся ситуации. И даже люди, думающие одинаково, в сущности, разобщены. Они развращены тем, что каждый считает себя мыслителем, каждый претендует на роль вождя, лучше всех понимает и т.д. И создание такой ситуации – ситуации атомизации России - в своё время входило пунктом в число средств, которые Запад использовал в «холодной войне».

Поддерживает Путина и бывший главный редактор «Независимой газеты» Виталий Третьяков, потому что на сегодня не видит ему альтернативы. Альтернатива не нужна ни правящему классу, ни народу, ни интеллектуальной, ни Западу. Однако она может возникнуть, если правящий класс, либо народ, либо Запад что-то сильно не устроит. У нас вообще альтернативы возникают тогда, когда крайне приспичит. Пока такой острой ситуации нет.

Несколько удивительно, что Путина публично поддержала доктор филологических наук, профессор Людмила Сараскина, в целом, насколько я знаю, придерживающаяся «демократических» взглядов. Отвечая Сергею Кара-Мурзе, убеждавшему участников упоминавшегося выше «круглого стола» в том, что Путин продолжает «Большой либеральный проект Горбачёва-Ельцина», она удивилась, почему Сергей Георгиевич отождествил его с Путиным: 

«Когда вы говорили о параметрах этого проекта, я думала, что автором его вы назовёте Гайдара. Путин однажды сказал, что он будет продолжать либеральный проект. Но это была чисто политическая риторика для того, чтобы прийти к власти не на штыках, а легитимно. Ничего общего с либеральным проектом Путин не делает. Либералы снабдили Чечню оружием, заигрывали с бандитами, а потом начали войну. Путин Чечню усмирил, как когда-то это делали русские цари, кнутом и пряником. Либералы в 1993 году парламент расстреляли. Путин создал мирный парламент, стрелять по которому будет не надо. (Общий смех.)  Почувствуйте разницу. И в этом смысле мирная Дума – огромное завоевание общества, а не нашей агрессивной демократии. Либералы растащили Россию по клочкам и закоулочкам, а Путин собрал всё, что мог, в государство, не дав ему упасть. Либералы создали олигархов, а Путин потихонечку ставит их на место. И русский народ, который живёт в холодных избах, будет голосовать за Путина, так как понимает, что хочет этим жестом сказать им президент: неправедно богатые – тоже плачут. Наконец-то! Это совсем не то, что делал Гайдар.

За 15 лет существования при демократах и либералах я убедилась, что они вроде бы борются за права человека, но не за мои права. Они не гарантирую мне ничего из основных прав. И случись что со мной, я могу уповать только на наше бедное государство, укреплением которого и озабочен Путин. Жаль, что пока он ещё слаб. Альтернативой слабому Путину должен стать сильный Путин. Дай Бог, чтобы он креп вместе с государством!».

Но, пожалуй, самое интересное о сторонниках Путина я прочитал в одной заметке в Интернете. Смысл её в том, что, конечно, важно, кто конкретно из политических деятелей и высокопоставленных администраторов выдвигал его на ту или иную должность, однако ясно, что его вели на высший пост некие хорошо организованные, хотя явно не выступающие общественные силы. В качестве такой определяющей силы автор заметки называет некий тайный союз чекистов, прообразом которого можно считать Российский общевоинский союз (РОВС).

После разгрома Белой армии РОВС оставался единственной организованной структурой в среде эмиграции. В СССР армия не была государством в государстве, но Андропов, борясь за власть, превратил в такое государство в государстве КГБ. Андропов умер, а КГБ остался. После переворота 1991 года КГБ был расформирован, а главное – его верхушка, состоявшая из ставленников Андропова, была отправлена на покой. Но сотрудники низшего и среднего звена остались, сохранили свои связи и образовали нечто вроде тайного ордена, ставящего своей целью восстановление своего статуса, что невозможно без восстановления единой и могучей страны. Вот эти-то силы и представляют собой самых твёрдых сторонников Путина.

И уж совсем необычный взгляд на Путина высказывает автор «Крестьянской газеты» Сергей Абакумов из Белгородской области:

«Почему я апеллирую к Путину? Да к кому ж ещё? К депутатам – этим птицам-говорунам, поющим арии из разных опер, а получается в унисон (в один голос)? К членам правительства? Ну, вы меня извините, когда я вижу хохочущего Починка, я всегда вспоминаю 6-ю палату. А В.В. – может быть, самая трагическая фигура последних лет. Ибо если в управлении страной ему руководствоваться ценностями мировой цивилизации, накопленными человечеством за тысячи лет (жизнь Христа должна быть мерилом для каждого из нас), - уберут, жить по волчьим законам – народ проклянёт. Конечно, есть надежда, что В.В. как талантливый стратег выиграет, пожертвовав моим поколением, а может, не только моим. Но, согласитесь, это слишком дорогая цена, да и кто ж останется? Дети и внуки властей предержащих?».

 

 Рассмотрение позиций оппонентов и сторонников Путина даёт дополнительный материал для суждений о его политическом курсе, но не снимает задачи разгадки «загадки Путина». А её надо решать.

Помочь в этом может ознакомление с его биографией, как он сам её излагал в книге «От первого лица», особенно если приведённые там высказывания дополнить данными из других источников.

 

Возникший ниоткуда

 

Ленин с первых шагов своей политической деятельности был убеждён в том, что он призван возглавить революцию в России и новую российскую власть. Сталин в ранней юности встал на путь революционной борьбы и не представлял для себя иной деятельности, кроме «карьеры» профессионального революционера. Хрущёв вступил в партию большевиков и последовательно менял позицию – переходил от троцкистов к сторонникам Бухарина, затем к соратникам Сталина, лишь бы уцелеть и подняться возможно выше по ступеням партийной и государственной иерархии. Брежнева призвала на службу партия, а затем двигало вверх его окружение. Андропов строил свою карьеру расчётливо и осмотрительно, достигнув поста Генерального секретаря ЦК КПСС лишь незадолго до смерти. Горбачёв стремился сделать карьеру, восходя по ступеням партийного аппарата. Ельцин, озлобленный на жизнь, которого давила его и его родителей, обещал своей матери, что непременно станет начальником.

Путин никаких планов политической карьеры не строил. Он ещё в школьные годы читал книжки и смотрел фильмы о подвигах советских разведчиков и мечтал стать одним из «бойцов невидимого фронта».

Вплоть до назначения Путина премьером вряд ли кто особенно примечал этого невысокого и ещё сравнительно молодого чиновника. Не удивительно, что он казался политикам и аналитикам человеком, как бы возникшим ниоткуда.

 

Сбывшаяся мечта – и разочарование

 

Володя Путин не просто мечтал о службе разведчика, а и воспитывал в себе необходимые для этого, как он считал, качества. Обстоятельства сложились для него благоприятно, он к заветной службе подошёл идеально.

Даже его анкетные данные должны были вполне устроить кадровую службу КГБ. Путин вышел из «низов», но не из люмпенов. Он – сын ленинградского высококвалифицированного кадрового рабочего, ещё до войны проходившего службу матросом подводного флота.

Владимир Спиридонович Путин в первые же дни Великой Отечественной войны добровольцем ушёл на фронт, воевал под Ленинградом на труднейших участках – в тылу у немцев, затем на знаменитом Невском пятачке, был тяжело ранен. После войны стал мастером на Вагоностроительном заводе. Он был членом партии, секретарём партийной организации цеха, человеком, уважаемым в своём коллективе. Даже дед по отцу был человеком проверенным – работал поваром в подмосковных Горках, где жил Ленин и вся семья Ульяновых, а затем был переведен на одну из дач Сталина.

Мать Володи Мария Ивановна была простой работницей, вряд ли окончила даже пять классов школы. Она перенесла ленинградскую блокаду и чудом осталась в живых. После войны работала медсестрой, дворником, ночью товар в булочной принимала, в лаборатории пробирки мыла, даже, кажется, в комиссионном магазине была одно время сторожем. Но все отмечают её доброту и отзывчивость, стремление поддерживать чистоту в доме.

Владимиру Спиридоновичу от завода дали комнату в коммунальной квартире обычного ленинградского дома без лифта и без удобств – без горячей воды, без ванной, с холодным туалетом. Двор-колодец, комната – на пятом этаже. Не обходилось дело и без обычных в коммуналках кухонных дрязг. (Зато старушка-соседка по квартире вместе с матерью Володи в тайне от отца окрестили младенца в церкви.) В этой обстановке и прошло детство будущего президента России. А ведь такие «дворовые мальчики» порой плохо кончали – знаю это по своим сверстникам, ибо моё детство тоже прошло во дворе дома-общежития, правда, в Москве и на четверть века раньше.

Обычный питерский подросток, Володя учился в рядовой школе, в начальных классах не отличался ни блистательными успехами в ученье, ни примерным поведением. На переменах он бегал по коридорам, дерзил учителям, хулиганил, дрался. Когда к нему кто-нибудь задирался, он, как тигрёнок, прыгал на обидчика, царапал, кусал, клоками вырывал волосы. Его даже в пионеры долго не принимали, считая хулиганом («я на самом деле был шпаной», - признавался Путин). Даже всерьёз встал вопрос о переводе его на перевоспитание в интернат для трудных подростков.

Видимо, эта угроза подействовала. Поведение Володи изменилось, тем более, что для самоутверждения он стал заниматься спортом. При этом он избрал самбо, а затем дзюдо. Думается, это был тот вид спорта, который наиболее подходил для желанной будущей службы в разведке, и он добился в нём определённых успехов.

Но острых ощущений он по-прежнему жаждал: нырял в местном карьере, рискуя разбить голову, на спор повис на решётке балкона пятого этажа школы, спустился на карниз и по нему вошёл в окно соседнего кабинета. Впоследствии в качестве его недостатка в служебной характеристике записали: «Пониженное чувство опасности».

Ещё до окончания школы Путин поинтересовался, что надо сделать, чтобы стать разведчиком. Ему, правда, ответили, что в КГБ не приветствуют «инициативников», но всё же сказали, что неплохо бы получить юридическое образование. Надо думать, что Путину пришлось приложить огромные усилия, чтобы без какой-либо поддержки со стороны (и даже вопреки желанию родителей, настаивавших на иной карьере для сына) выдержать громадный конкурс (для поступающих сразу после школы - сорок человек на место) и в 1970 году поступить на юридический факультет Ленинградского университета.

В университете Путин учился хорошо, но общественной работой не занимался («комсомольским функционером не был»), а всё время посвящал спорту, участвовал во многих соревнованиях. Стал мастером спорта по дзюдо и чемпионом Ленинграда по этому виду спорта. Во время каникул подрабатывал в стройотрядах. Путин сам о себе того времени говорит: «Меня, без всякого преувеличения, можно было считать успешным продуктом патриотического воспитания советского человека».

Надо только уточнить: Путин был продуктом патриотического воспитания уже периода начавшегося разложения советского строя.

 Незадолго до окончания университета кадровая служба КГБ сама нашла Путина и предложила поступить на службу в эту систему. Как он скажет позднее, «я шёл на работу в органы с романтическими представлениями». А близким людям, спрашивавшим, чем он занимается, отвечал: «Я специалист по общению с людьми». И правда, общение с людьми у него, кажется, получается неплохо.

В органах Путину пришлось несколько лет заниматься мало интересной работой. Но на него обратили внимание руководители управления разведки и направили его на обучение в Краснознамённый институт имени Андропова (ныне это Академия внешней разведки).

Мне как-то довелось услышать рассказ о том, какие испытания должен был пройти в этой школе кандидат в разведчики. В их числе был бросок под идущий танк, так, чтобы остаться невредимым. И не все такие экзамены выдерживали.

По окончании учёбы Путина (или, по-чекистски, Платова), недавно женившегося, в 1985 году направили на работу в ГДР, в Дрезден.

В Германии Путин работал, по его собственной оценке, успешно, но, на мой взгляд, блистательной карьеры в органах не сделал. Вербовал осведомителей, добывал информацию, обрабатывал её и посылал наверх, в Москву. А в СССР уже началась горбачёвская «перестройка», скоро и КГБ стал подвергаться шельмованию со стороны «демократов», и его руководителям уже стало не до чтения (и тем более не до использования) поступающей из ГДР информации.

В то же время патриотический настрой Путина и его жены повседневно подвергались испытанию. Супруги видели, что уровень жизни в ГДР выше, чем в СССР, а по рассказам немецких коллег, в ФРГ ещё выше. Они впитывали ценности образа жизни немцев, приобщались к немецкой и вообще к европейской культуре. Руководители ГДР, видимо, ещё верили в идеалы коммунизма, но установили такой режим тотальной слежки за населением страны, с довольно суровыми репрессиями в отношении инакомыслящих, что вызвали в народе отвращение.

Но это всё были цветочки по сравнению с тем, что началось в ГДР после того, как Горбачёв «сдал» эту страну Западу. В стране началась расправа с деятелями социалистического режима, толпа громила здания Министерства государственной безопасности, в том числе и в Дрездене. Готовы были тамошние «демократы» разгромить и офис советской разведки, и Путин, выходивший к агрессивно настроенной толпе, подвергался серьёзной опасности. Защищать сотрудников нашей разведки советские военные власти не имели права без распоряжения из Москвы, а Москва молчала. Пришлось срочно сжигать те документы, которые не удалось или не имело смысла отправлять в СССР, списки агентов нашей разведки, словом, плоды своей работы за почти пять лет. Именно в эти дни Путину стало ясно, что, по его словам, «Союз болен. И это смертельная, неизлечимая болезнь под названием паралич. Паралич власти».

Хотя Путин понимал, что Берлинская стена с неизбежностью рухнет, ему «было только жаль утраченных позиций Советского Союза в Европе». Позиция, которая основана на стенах и водоразделах, не может существовать вечно, «но хотелось бы, чтобы на смену пришло нечто иное. А ничего другого не было предложено. И вот это обидно. Просто бросили всё и ушли».

Кстати сказать, позднее у Путина был разговор с Генри Киссинджером, который сказал: «Честно говоря, я до сих пор не понимаю, для чего Горбачёв это сделал». Между прочим, Киссинджер спросил, где Путин работал раньше. Услышав, что в разведке, заметил: «Все приличные люди начинали в разведке. Я тоже».

Вернувшемуся в СССР Путину предлагали работать и в Москве, в центральном аппарате КГБ, и в Ленинграде. Но он уже понял, что будущего у этой системы нет, да нет будущего и у страны. «В тот момент всё, включая правоохранительные органы, находилось в состоянии разложения». А убивать годы жизни на бесперспективное дело нет смысла. И он с удовольствием пошёл «под крышу» Ленинградского университета, заняв должность помощника ректора по международным связям.

Всем известно, в каком незавидном положении часто оказывались офицеры, уволившиеся со службы и оставшиеся без гражданской специальности, без работы, без жилья, с нищенской пенсией. Путину было легче, он получал зарплату в университете и гораздо больший оклад как офицер действующего резерва КГБ.

 

В стане «демократов»

 

Председателем Ленсовета к этому времени стал профессор университета, видный «демократ» Анатолий Собчак, который жаловался, что вокруг него вьётся много жулья и совсем нет порядочных людей. Ему порекомендовали Путина. Во время разговора по поводу работы Путину пришлось сказать, что он офицер КГБ. Эта новость была для Собчака, думается, мало приятной, но нужда в дельных сотрудниках настолько уже обострилась, что он назначил Путина своим помощником, а затем, когда стал мэром – своим заместителем. (Заместителями Собчака были также Владимир Яковлев и Алексей Кудрин, в мэрии работали Дмитрий Козак, Игорь Сечин и некоторые другие из нынешних «питерских».)

Собчак, убедившись в высоких деловых качествах Путина, часто оставлял его вместо себя, когда уезжал за границу с визитами, до которых был большой охотник. Дело доходило даже до того, что он оставлял Путину чистые листы со своей подписью, поручая ему оформить нужные решения. Путин и сам побывал в это время во многих странах. Когда он отъезжал в Израиль, мать передала ему его крестильный крестик с просьбой осветить его на гробе Господа. Путин выполнил эту просьбу, надел крестик и с тех пор не снимает его.

У Собчака было множество недоброжелателей, особенно среди депутатов Ленсовета. Они пытались шантажировать и Путина, намекая, что могут довести до сведения общественности о его службе в КГБ. Путин их опередил: он дал знакомому режиссёру интервью, в котором рассказал о своей прежней службе, и оно было показано по телевидению, а сам подал рапорт об увольнении из КГБ (который по непонятным причинам где-то «завис»). После этого шантажистам делать было уже нечего.

Когда в августе 1991 года произошёл «путч» ГКЧП, Путин находился в отпуске, вдали от Ленинграда. С трудом добрался до города и вместе с Собчаком и его командой практически переселился в Ленсовет.

Интересно отметить, что в то время, как «демократы» видели в членах ГКЧП страшных врагов, Путин считал, что, «в принципе, задача у них была благородная, как они, наверное, считали, - удержание Советского Союза от развала. Но средства и методы, которые были ими избраны, только подталкивали к этому развалу». Когда он «увидел путчистов на экране, сразу понял – всё, приехали».

Эти дни были кризисными лично для Путина. По его словам, «только в дни путча все те идеалы, те цели, которые были у меня, когда я шёл работать в КГБ, рухнули». Он вторично подал рапорт об увольнении из КГБ, а Собчак постарался, чтобы на этот раз документ не потерялся.

Таким образом, повторяю, блестящей карьеры в КГБ Путин не сделал (он и вернулся в Союз в звании майора). Но это уже зависело не от него, а стало следствием крушения государству, служить которому он собирался с детства. И он служил ему до того времени, когда оно само его бросило на произвол судьбы в чужой стране, но он всё же боролся за него вплоть до развала СССР.

Но из КПСС Путин не выходил. «КПСС прекратила существование, я взял партийный билет, карточку, положил в стол – там всё и лежит».

В 1991 году Собчак решил создать в Ленсовете Комитет по внешним связям, который и возглавил Владимир Путин. А в стране началась вакханалия грабежа, государство почти полностью утратило контроль над экономикой. Необходимо было создавать условия для сотрудничества с Западом в условиях рыночной экономики.

Начал комитет с того, что открыл в Санкт-Петербурге первые в стране представительства западных банков – «БМП Дрезднер-банка», «Насьональ де Пари» и др. Для привлечения западных инвестиций были созданы инвестиционные зоны, где разместились предприятия компаний «Кока-кола», «Жилет», «Ригли»… Была завершена прокладка оптоволоконного кабеля на Копенгаген. Для подготовки специалистов, знающих иностранные языки, при ЛГУ создали факультет международных отношений.

Вскоре возник и скандал специально для того, чтобы скомпрометировать Путина. Бизнесмены предложили схему помощи продовольствием Ленинграду, испытывавшему большие трудности со снабжением населения продовольствием. Им разрешили вывозить за границу товары, главным образом сырьевой группы, а они под это обязались поставить продукты питания. Товары-то они вывезли, а продукты либо не завезли, либо поставили не полностью. А что-то сделать с ними было невозможно – это была эпоха разных МММ и т.п.

Враги Путина из Ленсовета попытались провести расследование этой аферы, но оно кончилось ничем. Хотя лично мне не очень верится в то, что Путин остался в окружении Собчака совсем без пятнышка на своей репутации. Думается, тогда во власть допускались лишь люди, связанные либо круговой порукой, либо общими проступками перед законом.

С разного рода жульём Путину приходилось сталкиваться постоянно, особенно когда он стал вникать в игорный бизнес, эту область «теневой экономики». Впоследствии он говорил: «если бы я остался работать в Питере, всё равно эти казино додушил бы. Я бы их всех заставил работать на нужды общества и делиться с городом своими прибылями. Эти деньги пошли бы пенсионерам, учителям и врачам». Хотя он и говорил, что его работа в мэрии была интересной, думаю, ему вряд ли было приятно трудиться совместно с жульём, с которым его коллеги по прежней службе призваны были бороться и всей душой ненавидели. По свидетельству друзей, именно в это время Путин «высох в смысле души», стал прагматиком.

В 1994 году жена Путина попала в автомобильную аварию, её с переломами позвоночника и основания черепа отвезли на «скорой помощи» в «совершенно жуткую» больницу, где в основном народ умирал. Выжила она только потому, что её забрал в свою Военно-медицинскую академию Юрий Шевченко, впоследствии ставший министром здравоохранения РФ.

В 1996 году проходили выборы мэра Питера. Влиятельная в органах власти в Москве группа Коржакова – Сосковца сделала ставку в Питере на Владимира Яковлева, которому была оказана солидная материальная и административная помощь. Путин играл ведущую роль в избирательном штабе Собчака, выступал в его поддержку по телевидению, и в одном из выступлении назвал Яковлева Иудой. Но Собчак выборы проиграл. Хотя Яковлев и сделал Путину предложение (через посредников) остаться заместителем мэра, Путин счёл это для себя невозможным и уволился, не имея никакого представления о дальнейшей работе. Так закончился петербургский период в карьере Путина.

Противники Путина из «левого» лагеря часто указывают на работу его под началом ярого врага советского строя Собчака. Это, по их мнению, должно свидетельствовать о либеральных взглядах или даже об антисоветизме Путина. Сам Путин неизменно отзывался о Собчаке с симпатией. Но, на мой взгляд, возможно и иное истолкование причин совместной работы этих двух деятелей. Возможно, Путин не просто пришёл к Собчаку и предложил свои услуги, а был внедрён органами в окружение этого опасного антисоветчика.

Всё-таки Путин сильно выделялся среди сотрудников Собчака. Немецкий общественный деятель Александр Рар в своей книге «Владимир Путин. Немец в Кремле» (М. 2001) приводит такой факт.

В 1994 году в Петербурге проходил форум с участием многих деятелей Запада. Они в своих выступлениях резко критиковали Россию за отсутствие в ней демократии. И тут взял слово Путин. Он дал западным критикам резкую отповедь: «Мировое сообщество ради сохранения всеобщего мира должно уважать Россию и русский народ – «великую нацию», несмотря ни на что. По словам Рара, это выступление Путина заставило «содрогнуться» как западных критиков, так и присутствовавших на форуме российских  либералов. Опомнившись, российские «демократы» поспешили не согласиться с выступлением Путина, чтобы успокоить своих западных единомышленников.

Однажды, когда Путин с другом парился в сауне только что отстроенной дачи, в доме случился пожар. Сгорели дотла и дом, и дипломат со сбережениями семьи. Путин остался и без работы, и без дачи, и без денег.

 

В Москву!

 

Вспомнили о Путине управляющий делами президента Павел Бородин, уже перебравшиеся в Москву Алексей Кудрин и бывший заместитель председателя Ленсовета  Алексей Большаков, ставший вице-премьером РФ. Несколько комбинаций по его трудоустройству не удались (кажется, к этому приложил руку Анатолий Чубайс), но в конце концов Путина назначают заместителем Управделами президента, курирующим юридическое управление и заграничную собственность.

Хотя Путин любил Петербург, переехав в Москву, он почувствовал, что именно здесь кипит жизнь, а Питер всё-таки провинция. Вскоре его назначили начальником Главного контрольного управления Администрации президента, и с этого момента Путин попал в поле зрения президента Ельцина. Правда, именно эта работа настолько не удовлетворяла Путина (она казалась ему «несозидательной»), что он даже собрался уходить со службы. Определённых планов на будущее у него не было, возможно, он думал создать какую-то юридическую фирму (одно время он даже подумывал подрабатывать таксистом). Но в этот момент его назначили первым заместителем главы Администрации президента, поручив ему контакты с губернаторами. Сам он считал эту новую свою работу самой интересной, она дала ему возможность хорошо узнать страну и познакомиться со многими интересными людьми.

 

Проверка на прочность

 

Путин пришёл в Администрацию президента как раз тогда, когда Ельцин стал задумываться о своём преемнике, надёжном человеке, который обеспечил бы ему и его семье гарантии безопасности после отставки. К Путину он долго присматривался и никак не мог его понять.

Путин являлся к президенту с докладами, чётко излагал суть дела, но не высказывал никаких просьб и пожеланий личного характера. Держался он спокойно и естественно, «будто этот молодой человек готов абсолютно ко всему в жизни» и способен ответить на любой вызов ясно и чётко. С «семьёй» (ближайшим окружением Ельцина) поддерживал ровные отношения, но попасть в неё не стремился. Видно было, что он привержен демократии и рыночным отношениям, но в то же время твёрдо стоял на позициях государственности и патриотизма.

Рой Медведев так характеризует личные качества Путина. Путин не обещает многого, но держит данное слово. Начатое дело доводит до конца. Он твёрд в достижении цели, но не конфликтует. Других не унижает. У него стальные нервы: хотя в душе он очень всё переживает, но долгой тренировкой вырабатывал мужество и выдержку, держит себя в железной узде и на людях остаётся всегда вежливым и спокойным.

Путин осторожен, и его трудно «подставить». Он хороший организатор, прежде всего потому, что сам собран (правда, замечено, что он частенько опаздывает к началу намеченных мероприятий). Он, с его трезвым взглядом, молниеносно оценивает ситуацию и часто принимает неожиданные решения. Везде он воспринимается как «свой» и находит общий язык со всеми. В разговоре проявляет огромное терпение и выслушивает всех, умеет учиться у профессионалов, а те, у кого нечему поучиться, становятся ему неинтересными. К тому же он владеет информационными технологиями, говорит на немецком языке как на родном, позднее стал учить английский. В общем, соединяет качества и ресурсы, которые, казалось бы, невозможно соединить в одном человеке. Таких людей ещё не было в высшем российском руководстве.

Здесь, очевидно, появилось редко встречающееся сочетание природных данных с качествами, приобретёнными за время работы в разведке.

Профессиональный разведчик должен уметь работать в одиночестве и чувствовать себя свободно и естественно в любой среде, не выделяться, но и не терять контроля за своим поведением т окружающими. Он должен быть не только умным, но и надёжным,  располагать к себе, оставаться скромным, не тщеславным, равнодушным к благам выше положенных. Ему надо обладать отличным здоровьем. Он должен понимать людей, знать и уметь использовать не только их сильные стороны, но и пороки – на этом основано искусство вербовки агентов. Разведчик – это воин, который всегда в бою, ему надо быстро оценивать ситуацию и анализировать информацию, проявлять находчивость и оставаться верным долгу.

Но Ельцина раздражало, что Путин всё делает слишком правильно. Значит, у него есть какая-то глубокая мысль, и он «не наш». Но постепенно Ельцин привык и к этому, - выбор у него был невелик (точнее, его вообще не было).

Для Путина было полной (и крайне неприятной) неожиданностью назначение его директором Федеральной службы безопасности. Указ об этом назначении привёз премьер Сергей Кириенко, вернувшийся из Карелии, где в это время отдыхал Ельцин.

Направив Путина на эту службу, Ельцин предложил ему генеральский чин (Путин закончил службу в КГБ подполковником, при отставке получил звание полковника запаса). Но Путин отказался. Он пришёл в ФСБ как первый гражданский руководитель органов безопасности.

Все, кто работал с Путиным, отмечали, что он не бросает своих людей, когда они оказываются в беде. Путин доказал это, когда сгустились тучи над Собчаком, на которого было заведено уголовное дело по обвинению в приобретении квартиры за счёт города. Собчак, сколько помнится, находившийся под подпиской о невыезде, благополучно отбыл за границу.

Но в должности директора ФСБ Путин оставался недолго. Ельцин увидел, что премьер Сергей Степашин – не тот человек, которого он мог бы назвать стране в качестве своего преемника. И он сказал Путину, что назначит его премьер-министром РФ «с перспективой». И лишь подписав соответствующий указ, сказал по телевидению, что хотел бы видеть следующим президентом России Путина. При этом он заявил, что Путин – настоящий, мужественный и высокопрофессиональный наш военный.

Чем же всё-таки и поразил, и привлёк к себе Ельцина Путин?

 

Нужный человек на нужном месте в нужное время?

 

Именно так объясняет фантастический взлёт Путина историк Рой Медведев в своей книге «Владимир Путин – действующий президент».

И стиль поведения, и язык Путина созвучны настроениям большинства. Он не играл словами, искренно и твёрдо реагировал на события так, как большинство населения.

И Ельцин признаёт: осенью 1999 года, когда было отражено нападение на Дагестан из Чечни, не президент, а премьер стал для большей части граждан гарантом их безопасности, чего не смогли бы обеспечить ни Черномырдин, ни Степашин. Путин избавил Россию от страха, и благодарная Россия ответила ему поддержкой. Путин будто родился в Кремле сыном Генерального секретаря ЦК. После долгих лет Россия увидела своего руководителя во главе настоящего большого и героического дела. Россия обрела характер. А противники Путина были уверены, что он потерпит поражение, и это приведёт к похоронам России.

Незаметный и незаменимый, с чувством юмора, Путин стал центром кристаллизации здоровых сил общества.

Сам Путин объясняет свой высокий рейтинг так:

«Я ощущаю себя не мессией, а простым русским человеком, который испытывает такие же чувства, как и любой российский гражданин. По-видимому, люди это чувствуют и поддерживают меня».

Находясь в Сочи, Путин подписал указ о проведении 20 августа в Москве торжественного приёма и трапезы в честь 2000-летия христианства.

Много разговоров было о якобы неадекватном поведении Путина во время трагедии в Баренцевом море – гибели подводной лодки «Курск». Но позднее участники встречи Путина с родственниками погибших моряков он говорил с ними как родной. Все тогда услышали его слова: «Я буду с армией и буду с флотом, и буду с народом. И вместе мы восстановим и армию, и флот, и страну». А те, кто пытался нажить политический капитал на горе народа, показали себя мародёрами от политики.

Тогда же Путин впервые высказал своё отношение к тем, кто грабил страну в ельцинскую эпоху. Ведь его критиковали за развал флота те, кто разворовывал средства, предназначавшиеся для армии и флота, а сами строили особняки на берегах Средиземного моря и он показал, что знает об этом.

 

Бывает, что ради высокой цели жертвуют жизнями миллионов. Ради проведения коллективизации и индустриализации в СССР пожертвовали жизнями миллионов крестьян.

Сам Путин так говорит о желательном для него будущем нашей страны:

«Мне бы очень хотелось,чтобы через 10 – 15 лет потребление в России было на уровне промышленно развитых стран Запада…  чтобы в экспорте нашей продукции преобладали не энергоносители и не энергоресурсы, а главным образом продукты высокой переработки, наукоёмкое производство. Чтобы в стране устойчиво сложилась социально-политическая стабильность, основанная на развитых институтах демократии».

Взвесим ещё раз всё сказанное. Думается, если Путин патриот, у него есть шанс преуспеть на пути служения России. Воспользуется ли он им – вот в чём вопрос. А чтобы использовать этот шанс, ему надо отказаться от либеральных догм, которые он так часто повторяет вслед за  своими министрами-«реформаторами», и от намерения включить Россию в «Европу от Рейкьявика до Владивостока», ибо это стало бы уничтожением нашей страны. Впрочем, Путин, видимо, и сам уже почувствовал это, потому что предпринимает шаги к укреплению евроазиатской интеграции.

Но если Путин не воспользуется открывшейся перед ним исторической возможностью, он окажется лишь промежуточной фигурой, на смену которой придёт настоящий патриот и государственник, понимающий всемирно-историческое значение советского опыта. Отменить законы Истории не дано никому. Но излишняя потеря времени может обернуться громадными ненужными жертвами и материальными потерями.

Режим Ельцина был антинародным, но целостным, основанным на антисоветизме. Вернув России музыку «Гимна партии большевиков», Путин выбил один из устоев ельцинизма. И сразу вся конструкция ельцинского режима стала распадаться. Ведь если признано, что отказ от советского гимна был ошибкой, то и все другие проявления антисоветизма надо считать преступлениями. Идеологические принципы всё-таки первичны, а политическая и экономическая системы вторичны. «Вначале было Слово». И это слово сказано. Нынешний режим не смогут спасти никто и ничто. Сегодня мы уже живём в другой стране. Курсу на советизацию всех сторон нашей жизни альтернативы нет.

А мечты Ципко и других недалёких «патриотов» о возврате к дореволюционной капиталистической России так и останутся мечтами. И прежде всего потому, что та Россия вовсе не была капиталистической. Об этом мы поговорим в следующей главе.

 

 



На главную страницу